Il Ludo
What are we, twelve?
Часть 2(из 6). Миди

Название: Привет, Алиса
Автор: veliri
Бета: Angstsourie и Domino69
Форма: миди (~2 100 слов)
Персонажи: Елена Гилберт и остальные
Категория: джен
Жанр: ангст, сюр, элементы кроссовера
Рейтинг: R
Саммари: все мы здесь не в своем уме
Задание: Поваренная книга по вашему фандому, R-NC17, ангст
Примечание: это не в полной мере кроссовер, но есть отсылки к вселенным аудиодрам Are you Alice?, игры American McGee’s Alice и в общем к "Алисе в стране чудес"



—5—

Елена думает, что Мистик Фоллс окончательно сошёл с ума.

Кэролайн звонит ей, когда за окном начинает темнеть, и говорит:
— Ты должна пойти со мной.
Кэролайн добавляет, что Елене нужно немедленно отправиться в лес, она там будет её ждать. После этого Кэролайн бросает трубку. Елена чертыхается, но у неё нет выбора, и она едет, куда сказано.

Кэролайн удивительно не идёт костюм зайчика из плейбоя. Елена смотрит на пушистые розовые ушки и пытается понять, какого чёрта вообще происходит.
— Я никуда не пойду, пока ты не объяснишь, куда я должна идти и почему ты так выглядишь.
Кэролайн закатывает глаза и кусает губы:
— Блядь, Её Высочество будут недовольны и прикажут наказать меня вербеной.
— Её Высочество? – Елене кажется, что она совсем теряет нить разговора.
— Ну, а кто же ещё? – Кэролайн глядит удивлённо. – Ох, ушки мои, – сдирая кусочки розового меха с головы, бормочет она.
Вампирша хватает Елену за руку, явно намереваясь силой потащить за собой.

На левом запястье у Елены вязью выведено "DRINK ME".

Они бегут очень быстро, вокруг – только темнота и деревья, тянущие к ним крючковатые сухие лапы. Елена гадает, когда же успела наступить ночь.
И тогда она решает, что спит, и расслабляется, легче бежит за не чувствующей усталости Кэролайн, а затем розовый помпон мелькает где-то меж деревьев далеко впереди, и Елена остаётся посреди леса одна.
— Кэролайн? – что есть сил кричит она, но никто не отзывается. – Кэролайн!

И тут земля под её ногами вдруг разверзается, и Елена падает во тьму.

—4—

Елена открывает глаза и понимает, что над ней кто-то склонился, но его лицо словно не в фокусе, двоится перед глазами. Она моргает и с удивлением обнаруживает Деймона.
— Что происходит, Деймон? Я... сплю?
— Зависит от того, с какой стороны посмотреть, – он лениво улыбается, и голос звучит так, словно Деймону чертовски скучно.
— Прекрати, – она начинает злиться. – Какого...
— Шшш, – у него холодный палец, который недвусмысленно прижимается к её губам. – Ты – главное блюдо, Елена. Ты должна оказаться у Её Высочества вовремя, иначе не сносить нам всем головы, – тихий смешок.
— Главное блюдо? Ты совсем крышей поехал? – сбрасывая его руку, интересуется Елена. Деймон фыркает:
— Здесь все немножко не в своём уме. И ты, впрочем, тоже, иначе что ты тут делаешь? – он забавно морщит нос. – А теперь вставай.

Деймон подаёт ей руку, и Елена машинально принимает её, поднимается с... земли. Странно, она помнит, что падала, и падала долго. Но вокруг всё ещё лес.
Впрочем, она не уверена, что это тот же самый лес.
Елена вообще ни в чём не уверена.

Деймон не выпускает её руки и жестом предлагает следовать за ним по едва приметной тропе.
— Я всегда говорил, что хорошее блюдо должно быть приготовлено как следует, и спешить тут не стоит.
— Ты серьезно собираешься меня кому-то... скормить? – Елена до сих пор не верит своим ушам. Деймон закатывает глаза:
— Я должен проводить тебя к Её Высочеству, – тут он неожиданно подмигивает, – а дальше – всё в твоих руках. Соображаешь?
— Не особо, – хмурится девушка. – Слушай, я не знаю, что ты задумал или кто такая эта твоя Высочество, я должна вернуться домой, Деймон. Сейчас же! – она вырывает у него свою руку. Деймон смотрит с любопытством:
— На твоём месте я бы тоже попробовал это сделать.
Елена пятится, а потом разворачивается и сразу переходит на бег.
Тропинка, по которой они шли, начинает змеиться, обрастать корнями, травой, и вскоре её совсем не видно. Тогда Елена замечает, что совсем не сдвинулась с места. Она начинает бежать быстрее, но безрезультатно.
Обернувшись, она видит Деймона, прислонившегося плечом к дереву.
— Я не понимаю, – она трясёт головой, – тут какое-то силовое поле? Если это сон, то я очень хочу проснуться!
Деймон внезапно появляется совсем рядом:
— Нам пора, Елена. Пока мы стоим на месте, мы всё ближе подходим к цели. Чем быстрее ты идёшь, тем медленнее двигаешься, разве это не очевидно?
Елена поднимает брови, но молчит.
Потому что они неожиданно оказываются на опушке леса, и в самом центре небольшой поляны стоит длинный стол.

И за этим столом сидит Стефан.

—3—

Елена моментально бросается к нему:
— Стефан!
— Крови? – любезно предлагает тот, кивая на чашку.
Елена смотрит на стол, покрытый серой полуистлевшей скатертью, на растрескавшиеся и зелёные от плесени чашки, на чайник с отколотым носиком.
— Может, хоть ты объяснишь мне, что происходит? – Елена уже не уверена, что услышит хоть что-то внятное.
— О, тебе должно понравиться. Ты – гвоздь программы.
— Только не говори мне, что я какое-то грёбаное главное блюдо!
Стефан слегка пожимает плечами и улыбается:
— Вот видишь, ты уже в курсе.
— Ну разумеется, я ей битый час об этом твержу! – встревает Деймон.
— Заткнись, Деймон, – Елена не поворачивается к нему, её глаза прикованы к Стефану. – Послушай, но ты-то не можешь просто так отвести меня куда-то, где меня планируют... сожрать?
— Конечно, я не могу, – соглашается Стефан, а потом добавляет: – У тебя есть проводник, – и он кивком указывает на брата.

Мне это совсем, совсем не нравится, думает Елена, ощущая, как липкий ужас заполняет её изнутри.
Раньше она чувствовала себя в безопасности с братьями Сальваторе. С обоими. Сейчас она смотрит на безмятежный взгляд Стефана, на широкую улыбку Деймона, неестественно широкую даже для него, на мрачный лес вокруг себя, на стол посреди этого самого леса...

На внутренней стороне своего правого запястья Елена вдруг вдруг замечает проступающие буквы.

"EAT ME".

Она кричит.
Развернувшись, Елена планирует сбежать, но её перехватывают сильные руки, почти швыряя на стол. Раздаётся звон, осколки болезненно впиваются в спину, а сверху над девушкой нависает Стефан.
— Ты же не хочешь расстроить Её Высочество тем, что не явишься на торжество, правда? – рука смыкается на горле.
Рядом неожиданно появляется Деймон.
— Полегче. Наше блюдо должно быть не только вкусным, но и красивым, – он подмигивает Елене и даже протягивает ей руку, чтобы помочь встать, как только Стефан отстраняется. Она испепеляет его взглядом и осторожно слезает сама. Спина болит, и в горле неприятное ощущение.
— То, что нужно прятать, всегда лежит на видном месте, – Елена вздрагивает: Деймон снова оказывается рядом слишком неожиданно, ну что за отвратительная привычка. – На самом видном месте.
— О чём...
— Ш-ш, – он незаметно кивает на стол. И на дальнем его конце Елена только сейчас замечает торт.
В отличие от всего остального, он выглядит свежим. Елена медленно подходит ближе, берётся за ручку торчащего из торта ножа, нажимает, отрезая кусочек...

Торт распадается красными ошмётками в её руках.
Елену мутит.

— Эй, это был подарок для Королевы! – возмущается Стефан. – Чёрт, теперь мне придётся идти с пустыми руками.
Но Елена смотрит на нож, кажущийся знакомым: именно таким они пытались убить Элайджу... И Клауса.
Возможно, он ей пригодится, так что Елена незаметно прячет его под майку, стараясь не думать, в чем он испачкан.
Деймон одобрительно улыбается.
— Увидимся на празднике, – Стефан отпивает что-то тёмное из чашки. – Будь умницей, Елена.

Ей очень хочется воткнуть припрятанный нож Стефану в глотку.

—2—

— Куда мы вообще идём? – Елена следует за Деймоном, стараясь, чтобы ветки не хлестали её по лицу.
— Куда бы мы ни шли, мы всё равно придём туда, куда должны, – не слишком-то понятно отзывается Деймон. Елена в который раз закатывает глаза.
— Послушай, кто такая эта Королева и чего ради я должна подставлять ей шею?
— Ну почему именно мне досталась участь проводника? – обращается непонятно к кому Деймон. – Ты всё узнаешь в своё время, Елена. И вообще, мы пришли.

Барная стойка посреди леса смотрится более чем дико. Почти также, как и сидящая на высоком табурете Кэтрин. На ней очень короткое, очень обтягивающее и очень декольтированное платье ярко-красного цвета. На стойке красуется кальян, и ярко накрашенные губы обхватывают мундштук.
— Привет, – Кэтрин щурится и выпускает облачко дыма прямо на Елену. Та кашляет и недовольно глядит в ответ:
— Разве вампиры курят?
— Разве тебе не говорили, что те, кто задают много вопросов, плохо заканчивают? – парирует Кэтрин. Потом она смотрит на Деймона, и в глазах у неё загорается нехороший огонёк:
— Можно мне попробовать? Совсем немного, Её Высочество даже не заметит...
— Ну уж нет, мне моя голова ещё дорога, – Дэймон усмехается. Его улыбка по-прежнему кажется Елене приклеенной. – Это блюдо – для Королевы, и никто другой не может к нему прикоснуться.
— Жаль, – Кэтрин кривит губки.
— Делай то, что должна. Нам нужно спешить.

Кэтрин соскальзывает с табурета и скользящей походкой приближается к Елене. Секунду она просто смотрит, а затем с силой прокусывает своё запястье.
— Пей, — она подставляет руку Елене.
Елене хочется сказать, что она не собирается пить кровь, тем более вампира, особенно Кэтрин, но Деймон только медленно кивает, подбадривая её.
— Не заставляй меня делать это силой, – нетерпеливо говорит Кэтрин, и тогда Елена прижимается губами к начавшим затягиваться ранкам и пьёт холодную кровь. После двух глотков она кашляет и отстраняется.
— Думаю, достаточно, – задумчиво произносит Деймон. – Блюдо готово. Её Высочество нас ждёт.

Он неожиданно подхватывает Елену на руки, та не успевает даже возразить, и очень быстро срывается с места.
Когда Деймон останавливается и вновь ставит Елену на землю, то она видит перед собой особняк Сальваторе. Вот только выглядит он так, будто ему минимум тысяча лет, и последние пятьсот сюда не ступала нога человека... да вообще ничья нога.

Елена осторожно толкает дверь и входит в дом.

—1—

— Клаус? – потрясённо выдыхает Елена, замирая на пороге. У неё есть повод удивляться: дом, в котором она успела провести немало времени, внутри выглядит совсем иначе, больше напоминая давным-давно заброшенный тронный зал. По крайней мере, кресло, в котором восседает Клаус, очень похоже на старый трон.

А Клаус фантастически не похож сам на себя.
На нём парик, и чёрные завитые локоны стекают на открытые плечи. Плоская грудь затянута в корсет, руки украшают чёрные, шёлковые на вид перчатки. Остальное представляет собой ворох ярко-красных кружев и кринолин.
Из-под длинного подола торчит носок чёрных же изящных туфель на шпильке.

У ног Королевы сидит красивая блондинка в мужской одежде и скучающе смотрит по сторонам.
— А вот и украшение сегодняшнего торжества! – довольно улыбается Клаус. Рука в перчатке поправляет волосы. – Мне не терпится тебя попробовать, моя дорогая Елена.
— Прикажете подвести её прямо к вам, Ваше Высочество? – одновременно подобострастно и ядовито интересуется блондинка.
— Пожалуй, не нужно, – поразмыслив, решает Клаус. – Пусть она подойдёт сама.

Елена оглядывается по сторонам и видит Кэтрин, устроившуюся на древнем облезлом диване с неизменной трубкой кальяна. Её ноги лежат на коленях Стефана (платье, кажется, стало ещё короче и совсем не скрывает вид на краешек чулок и подвязок). Стефан пьёт из высокого бокала, и судя по цвету – не вино и не томатный сок.
Деймона поблизости нет.
Она делает несколько шагов, оказываясь прямо перед Клаусом.
Кажется, у него накрашены ресницы.

— Ты чувствуешь торжественность момента? – почти мурлычет он. – Ты приготовлена по всем правилам: испытала любовь и боль, и предательство, и в тебе кровь вампира, и лёгкий привкус безумия – что может быть лучше? Сомневаюсь, что пробовал что-либо вкуснее, – он облизывается. Вены вокруг глаз набухают.
Елена вспоминает, что на её запястьях точно так же бугрятся витиеватые буквы. Она не хочет смотреть, по-прежнему ли они есть на её коже.

В этот момент Кэролайн, виляя бёдрами, подходит к Клаусу и повязывает ему ярко-красный кусочек материи – на манер салфетки.
— Ваше Высочество, – взгляд у неё стеклянный.
— Думаю, пора, – Клаус поднимается на ноги. Елена думает, что сейчас самое время бежать, если она хочет жить. Вот только куда бежать от вампиров?
Клаус обнимает её почти нежно, отводит волосы в сторону, открывая шею.
Его парик съехал набок, а шнуровка на корсете перепуталась.
— Приятного аппетита, – говорит Клаус, и дальше происходит сразу две вещи: он впивается Елене в шею, а она слышит знакомый голос: "Сейчас!"

Наверное, в действительности проходят секунды, Елене же кажется, что вечность. Она чувствует боль, когда острые клыки ранят её плоть, остро и дурманяще пахнет кровью, пока Клаус пьёт жадными глотками, а она старается нашарить под одеждой то, что припрятала, повинуясь намеку Деймона...
Ей не очень удобно, но нож будто бы сам оказывается на уровне давно небьющегося сердца.
Елена нажимает, прорывая лёгкую ткань, входя в мёртвую плоть, пытаясь достать до цели.
Её Высочество медленно оседает, серея, иссыхая, превращаясь в неподвижный ледяной труп.
Блондинка в мужской одежде что-то кричит, но у Елены слишком кружится голова, чтобы понять, что именно.

Она чувствует, что вновь куда-то падает, и это почти приятно – ощущать, как вокруг сознания смыкается темнота.

—0—

— ...Елена!
Она медленно открывает глаза – и снова видит перед собой лицо Деймона. Воспоминания о недавнем накрывают с головой, и она хочет закричать, но сил на это совершенно нет, так что из горла вырывается только всхлип.
— Ты в порядке, Елена? – обеспокоено спрашивает Деймон.

Он вертит в руках катетер, из которого медленно капает кровь.
Её кровь?
Где она?

— Я тебя заберу, – и Деймон действительно берёт её на руки. Елена видит на себе больничную рубашку.
Интересно, больница – лучше, чем лес или полуразвалившийся особняк?
Она вдруг начинает вспоминать последние реальные события. Клаус, Стефан, та светловолосая вампирша, убитый Тайлер, двадцать минут на часах, боль, больбольболь...
— Мне приснился очень плохой сон, – говорит Елена позже, уже дома, когда Деймон удобно устраивает её на диване напротив камина. Деймон приподнимает бровь, выказывая заинтересованность. — Не хочу рассказывать. Но... Скажи, ты бы отдал меня Клаусу?
— Елена, я только что вытащил тебя из больницы, где этот псих выкачивал твою кровь, — выразительно отвечает Деймон. — Разумеется, я бы этого не сделал.
Елена кивает, слабо улыбаясь.
— Расслабься, Елена. Нервы, стресс, большая потеря крови – неудивительно, что тебе приснилась всякая гадость, – утешения Деймона неуклюжи, но искренни.

И Елена уверена, что ей просто кажется, что он вдруг неестественно широко улыбается и подмигивает ей.

—End?—

@темы: Канон, R, Fic