Il Ludo
What are we, twelve?
Часть 1(из 6). Миди
Название:Немного мускатного вина
Автор: Shun (основной ник - Dean Winchester.)
Бета: Angstsourie и Domino69
Форма: миди (~2 700 слов)
Персонажи: Деймон Сальваторе/Стефан Сальваторе
Категория: слэш
Жанр: ангст
Рейтинг: NC-17
Саммари: Стефан любит готовить
Задание: Поваренная книга по вашему фандому, R-NC17, ангст
Предупреждения: инцест, педофилия
Примечание: автор благодарит Лауру Эскивель за идею фика и Эллу Мартино за рецепты традиционной итальянской кухни



Фриттата с рикотой и цукини

Ингредиенты:
4 куриных яйца
2 маленьких цукини
рикотта
1 зубок чеснока
оливковое масло холодного отжима
соль
молотый перец


Яйца взбиваются в пышную пену в отдельной миске, по вкусу добавляется соль. На сковородке предварительно разогревается оливковое масло, затем туда добавляются взбитые яйца и жарятся на медленном огне.
Получившуюся фритатту выкладывают в тарелку, обмазывая рикоттой.
Цукини необходимо помыть и порезать тонкими ломтиками.
В другой сковородке в оливковом масле пассируется зубчик чеснока. Потом его нужно выбросить, добавить цукини и обжарить.
Получившиеся продукты выкладываются сверху на фритатту. По вкусу получившееся блюдо можно посолить или поперчить.
В большинстве книг, что читал Стефан, вампиры питались исключительно кровью. Порой спинномозговой жидкостью или эмоциями, но никогда спагетти или пиццей. Бедные вампиры Брэма Стокера, как им не повезло.
Стефан любил готовить. Ему было всего года два, когда его мать отправилась в лучший мир, поэтому его воспитала кормилица. В поместье Сальваторе не хватало лишних рук, так что тетушка Мария не только возилась с ребенком, но и готовила для хозяев.
Детство Стефана прошло среди кипящих кастрюль, сковородок и мелко нашинкованных овощей. Джузеппе старался не забывать о традициях родины, поэтому чаще всего на их столе оказывалось что-то из итальянской кухни. Своего воспитанника Мария даже моцареллу делать научила. Жаль, что буйволиное молоко так просто в магазине не купишь.
За те полтора века, что подарила ему Кэтрин, Стефан исколесил всю Европу и Азию, но ничего лучше, чем лазанья и спагетти с вонголой по старинным рецептам тетушки, он так и не попробовал. Белочки и зайчики не в счет. О тех временах, когда он предпочитал диету из человеческой крови, Стефан очень старается забыть, внимательно пассируя чеснок в оливковом масле. Передержишь пару минут – и все блюдо насмарку, вкус уже не тот. Кстати, с чесноком ему тоже повезло, вербену в спагетти или фокаччо не добавляют.
Фриттата – идеальное блюдо для завтрака. Возни чуть больше, чем с обычной яичницей, но сегодня ему некуда торопиться, так что времени у него с лихвой. Лекси понравится.
Чаще всего позавтракать она забегает в «Макдональдс», пользуется тем, что вампирам не грозит растолстеть. Стефана эта привычка его лучшей подруги всегда изумляла. «Весело и вкусно» лучше поесть дома, можно быть уверенным, что никто не плюнул тебе в еду. По крайней мере, Мария говорила именно так.
Стефан до сих пор помнил, как легко и быстро она взбивала яйца, одновременно ухитряясь нарезать цукини. Никаких вампирских сверхскоростей – пятеро детей, вечно голодный муж и придирчивый хозяин. Поневоле научишься пять дел одновременно делать.
Деймону на кухне не нравилось, он предпочитал носиться с детишками рабов по округе, только иногда забегая в дом, чтобы стащить печенье или кусок хлеба. Мария обычно ворчала, стоило брату влететь в ее маленькое царство. Порой даже по рукам била, но такими пустяками Деймона было не остановить.
— Вот дьяволенок, – повторяла тетушка, прижимая голову Стефана к своему необъятному животу, – а ты мой маленький ангел. Поможешь мне почистить горох?
А он лишь смиренно кивал в ответ, с тоской поглядывая на улицу. Ему не очень нравилось быть ангелом, но в свои ужасно взрослые игры Деймон его не принимал.
Все менялось вечером, когда Стефан забирался в постель к брату.
— Ноги холодные, – возмущался Деймон, – и супом от тебя воняет. Иди к себе.
— Мне страшно. Ну пожалуйста, – канючил Стефан.
Если это не помогало, можно было попросить рассказать про маму. На эту уловку брат всегда покупался.
Жаль, что сейчас нельзя точно так же забраться на кровать Деймона и попросить о сказке. Да и виски с кровью брат предпочитает самой лучшей фритатте, сколько ни возись с цукини.
Зато удается порадовать Лекси, вот уж кто никогда не жалуется на холодные ноги.
Стефан добавил парочку листиков тимьяна для вкуса, разлил в чашки крепкий кофе, и осторожно расставил тарелки на подносе. В детстве он часто мечтал, что можно будет завтракать прямо в кровати. Никаких «почисти зубы», холодной столовой, сурового взгляда Джузеппе, если выбрал не ту вилку. Даже чавкать разрешается, если захотеть.
Главное, не забывать про крошки в постели. Крошки всегда все портят, даже самый лучший завтрак.
Деймон так и не запомнил эту простую истину.

Спеццатино из мяса и картофеля

Ингредиенты:
мясо индейки
свинина
куриное мясо
почки (по желанию) чьи?
картофель
очищенные помидоры или сальса из томатов
бульон (мясной или овощной)
яйца
лук
оливковое масло
соль
перец


В кастрюлю наливается оливковое масло, к которому добавляется очищенный и нарезанный лук. Лук не должен загореться в процессе. Первым делом в блюдо закладывается свинина, нарезанная небольшими кусками. Минут через десять к свинине добавляется индейка, затем почки чьи? и курица без кожи и костей. Мясо жарится в течение получаса до образования золотистой корочки. Перец и соль по вкусу. Затем к мясу добавляются помидоры (или сальса из томатов) и бульон. Кастрюлька закрывается крышкой, мясо тушится на медленном огне практически до полной готовности. Потом к мясу закладывается крупно порезанный картофель. Блюдо готовится до тех пор, пока картофель не разварится. В финале взбиваются два яйца и добавляются в кастрюлю со спеццатино. Через минуту блюдо готово. Подавать на стол вместе с домашним хлебом и красным вином.
Во время приготовления спеццатино главное – не забывать постоянно помешивать мясо. Немного зазеваешься или отвлечешься – немедленно пригорит, так что лучше заранее запастись терпением.
Зато блюдо получается сытным – одной тарелки даже мужу тетушки Марии хватало, а уж он всегда был не дурак поесть. Спеццатино – еда для мужчин, девушки предпочитают что-то полегче, вроде салата из тунца с парой листиков травы. Стефан совершенно не понимал этого отчаянного стремления сохранить фигуру. На его глазах стандарты менялись постоянно, так что он сам порой путался – нынче в моде изящные создания с большими глазами или женщины вроде его кормилицы.
Для Елены Стефан никогда не готовил спеццатино, лучше курицу с пармезаном или спагетти с вонголе, а вот Деймон еще с детства обожал эту обычную крестьянскую еду и прибегал с улицы, стоило Марии добавить к мясу бульон, словно из самого дальнего уголка сада чуял аромат своего любимого блюда.
В последний раз Мария готовила спеццатино как раз перед приездом Кэтрин. Она тогда немного не уследила, картофель слишком разварился, и тетушка долго сокрушалась, что стареет, внимание уже не то.
Бедная Мария еще не знала, что испорченное спеццатино – самая маленькая из бед семьи Сальваторе.
В тот вечер Стефан радовался, что Деймона нет рядом, тот бы расстроился из-за несчастного картофеля, пожалуй, даже больше тетушки. А на следующее утро в его жизнь ворвалась Кэтрин, и он позабыл и о спеццатино, и о брате. Быть может, поэтому он так редко теперь готовит это блюдо. Говорят, что человеческая память коротка, но вампиры – давно уже не люди.
Стефан до сих пор помнил тот день, когда впервые поцеловал Деймона, словно все было только вчера. Брату исполнился двадцать один, но отец в очередной раз сделал вид, что не помнит о старшем сыне и тем более о такой мелочи, как день его рождения. Это казалось особенно несправедливым и обидным, потому что буквально пару месяцев назад Джузеппе устроил целый праздник в честь четырнадцатилетия Стефана.
На месте брата он бы затаил злость, но Деймон, как обычно, не обратил внимания. Привык за эти годы. Праздник брат отметил со своими друзьями, которых так не одобрял отец, и домой вернулся лишь под утро. К счастью, Джузеппе уже отправился спать, иначе разразился бы очередной семейный скандал.
Стефан ждал брата на лестнице, чтобы уж точно не пропустить. Глаза слипались, ноги замерзли, часы так медленно отсчитывали время, как будто устроили персональный заговор против младшего Сальваторе. Он уже почти засыпал, когда громко хлопнула входная дверь.
— Ты что тут делаешь? Немедленно в кровать, – Деймон уселся рядом с ним, приобнимая за плечи. От брата пахло потом, алкоголем и табаком, и каким-то совсем чужим, незнакомым запахом. Стефан недовольно поморщился.
— Подарок хотел отдать.
— И не мог подождать до обеда?
— Не мог.
Деймон тяжело вздохнул, качая головой.
— Глупый ты.
— Сам ты глупый, – вспыхнул Стефан.
Он одновременно злился на брата, что тот вечно куда-то уезжает, оставляя его одного, и понимал, что подальше от их отца Деймону будет только лучше.
— Спать иди, завтра отдашь подарок.
Губы у Деймона были сухими и искусанными, вся шея в непонятных красных пятнах. Это сейчас Стефан знал, что означают и эти пятна, и незнакомый запах, но в тот день, точнее, в то утро, он не задумывался о том, что у брата есть любовница. Ему просто не хотелось отпускать Деймона, хотелось, чтобы тот понял – Стефан всегда будет его любить.
Он до сих пор не знал, почему решил, что поцелуй окажется лучше всяких слов. Подсознание иногда выкидывает странные коленца.
Стефан прижался ко рту Деймона, неловко скользнул ладонями по спине, замирая от собственной смелости. Он не сомневался, что брат оттолкнет его, хрипло рассмеется, а потом перестанет с ним разговаривать. Деймон уже один раз так делал – целых две недели не сказал Стефану ни слова, после того как тот без спроса убежал в лес с Марио. Но Деймон приоткрыл губы.
Это, наверное, был самый неудачный поцелуй в жизни Стефана, первые поцелуи вообще редко получаются. Но точно самый незабываемый.
На следующий день Мария приготовила любимое блюдо брата. За обедом Деймон старательно отводил глаза в сторону и даже не заметил, что спеццатино немного пригорело.
Зря Мария доверила ему в тот день помешивать мясо. С той поры Стефан старался не отвлекаться во время готовки. Жаль, не всегда получалось.

Тальятелле с грецкими орехами

Ингредиенты:
350 граммов тальятелле
80 граммов очищенного грецкого ореха
80 граммов панировочных сухарей (домашних)
рикотта
2 зубчика чеснока
оливковое масло
соль
молотый чёрный перец


Пока варится паста, в сковороде на оливковом масле пассируются два зубчика чеснока. В том же масле на медленном огне обжариваются сухари. Перед тем как снять сковороду, к сухарям добавляют молотые грецкие орехи и рикотту, разбавленную столовой ложкой воды из-под пасты.
Полученная смесь добавляется к пасте и хорошо перемешивается. Соль и перец по вкусу.
В супермаркетах нынче богатый выбор пасты на любой вкус, но Стефан по старинке предпочитал домашнюю. Тем более, сейчас можно было не возиться, раскатывая и нарезая тесто.
Дома чаще всего делают яичную пасту. Здесь главное выбрать муку и рассчитать количество яиц. Рецепты в каждой семье свои, и отчаянные домохозяйки охраняют их лучше, чем любой Форт Нокс.
Стефан, как и Мария, предпочитал классический болонский рецепт – одно яйцо на сто граммов муки, тогда паста получалась легкой и рассыпчатой. Ему нравилось возиться с тестом.
До того поцелуя на лестнице Деймон всегда обзывал его девчонкой, стоило ему завидеть нос Стефана, густо присыпанный мукой. Почему-то аккуратно месить тесто, как это делала тетушка, у него не выходило.
Потом – как отрезало. Деймон вообще начал обращаться со Стефаном, словно тот сделан из хрусталя. Никаких шуток, случайных прикосновений, только холодные улыбки и вежливая отстраненность.
В те дни Стефан почти выжил Марию из кухни. Тальятелле, кавалетти, тальоне – к счастью, в итальянской кухне существовала сто и одна разновидность пасты. Он до сих пор помнил, как ошметки теста разлетались по стенам, с таким отчаянием он его месил. Мария ругалась, просила его быть поосторожнее, но Стефану было наплевать.
Если уж он не мог набить морду Деймону, то пусть хотя бы тесто ответит за все грехи, за все ночные мысли и торопливо застиранные холодной водой трусы. К счастью, оно не сможет отвернуться в коридоре со словами «доброе утро, брат мой, позвольте пройти».
К концу недели от пасты начало тошнить даже отца. Обычно тальятелле с грецкими орехами подавались в их доме по субботам. Эта традиция на памяти Стефана нарушилась всего два раза. Во второй – когда приехала Кэтрин, и весь мир вокруг сошел с ума. А в первый – именно в ту неделю. Джузеппе буквально заставил Марию приготовить в субботу суп-минестроне.
Стефан обиделся на весь мир, после того как уже тетушка выставила его с кухни. Обычно в такие моменты он отправлялся к Деймону, с тех пор как Марио услали учиться, сейчас же ему оставалось только усесться под деревом с книгой. Мир вокруг, несмотря на солнечный летний день, казался местом унылым и преисполненным скорби.
Стефан всерьез задумался – не уйти ли ему в монастырь, замаливать грехи отца и брата. Раз уж в собственной семье его никто не любит.
В своих мыслях он уже почти дослужился до кардинала и замахнулся на роль папы и тут Деймон уселся рядом с ним, небрежно выхватив книгу. Все равно Стефан держал ее вверх ногами.
— «Сборник традиционных итальянских рецептов», – прочитал брат и закатил глаза. – Тебе лишь платья и чепчика не хватает. Идеальная будущая жена.
— Катись к черту, – буркнул Стефан.
Конечно, хорошо, что Деймон вновь начал с ним разговаривать, но лучше бы он в таком случае молчал. Пусть сам носит свои платьица, если ему так хочется.
— Да ты злишься, братец, – Деймон шутливо толкнул его плечом.
— Я не злюсь, – холодно обронил Стефан, – я в бешенстве.
Он с силой толкнул брата в грудь, наваливаясь сверху. Стефан сам не ожидал от себя такой ярости, такого желания отомстить Деймону за все его улыбочки и молчание. Хотя он уже представлял эту сцену, пока отчаянно месил тесто на кухне. С одной небольшой поправочкой – тесто не вырывалось, не ерзало и не ругалось на итальянском.
— Ты с ума сошел? – брат неожиданно успокоился и уставился на него прозрачными голубыми глазами, – Ну, продолжай, раз начал.
Стефан стряхнул муку с пальцев. Теперь каждый раз, когда он брался за приготовление тальятелле, он словно возвращался в тот день.
Он помнил собственную неуверенность, страх и как чуть не разрыдался от облегчения, после того как Деймон вновь его поцеловал. Тогда они даже не разделись, просто терлись друг о друга, словно ошалевшие от собственной смелости щенки.
Стефан и до этого дрочил, конечно, как же без этого. Но рука брата на члене, тяжелое дыхание в шею, закушенные губы – от этих эротических фантазий он потом долго пытался избавиться.
— И что мы теперь будем с этим делать? – спросил Деймон, вытирая липкие пальцы о траву. Стефан только неловко поерзал, прикрывая ладонью штаны. Ему казалось, что все начнут тыкать в него пальцами: смотрите, он переспал с собственным братом.
Прошло полтора века, а он до сих пор не знал, что с этим делать. Есть вопросы, на которые со временем так и не находятся ответы.

Сабайон

Ингредиенты:
4 желтка
120 граммов сахара
100 миллилитров мускатного вина


На медленный огонь ставится кастрюля с водой.
В удобную посуду выливаются желтки и засыпается сахар. Смесь взбивается до тех пор, пока масса не станет белой и пенистой. Постепенно к смеси добавляется вино.
Масса варится на водяной бане до загустевания. При варке крем необходимо постоянно взбивать, не давая закипеть.
Консистенция готового крема должна быть равномерной. Сабайон подается в горячем и холодном виде с бискотти или используется в качестве крема для сладостей.
По легенде, однажды святому испанцу по имени Паскаль ди Байлон не удалось взбить яйца с сахаром, поэтому он решил добавить немного сухого мускатного вина из Кипра.
Стефану было наплевать на правдивость этой легенды. Он слышал столько разных историй – и большинство из них врали. Например, он ни разу не встречался с Дракулой, только с Клаусом, который мог дать сто очков форы любому графу.
Правда зачастую оказывалась страшнее любой выдумки, ведь люди любят себя пугать, но лишь в шутку. Иначе фильмы ужасов никогда бы не стали столь популярны.
Проще всего не верить, что где-то в переулке прячется зло. А еще проще забыть, что настоящее зло в глубине собственной души.
Стефан в чем-то понимал Елену. Бедная девочка поначалу верила, что мрак можно разогнать заклинанием «я люблю тебя». Но это как в любом рецепте: недостаточно поставить кастрюлю на огонь, нужно еще не забыть взбивать крем, чтобы не подгорел. А когда слов любви оказалось недостаточно, Елена растерялась. Книги и фильмы не учили ее, что зло чаще всего не боится смелых поз и откровенных признаний. Он несколько раз сталкивался с поварами, у которых всегда виноватой оказывалась плита, плохие продукты, солнце не по фэн-шую, только не они сами. Елена из их породы.
Именно поэтому он никогда не смог бы ее винить, как не смог бы винить Деймона, сделавшего выбор не в пользу брата. Ему с детства не хватало любви, и Стефана всегда оказывалось недостаточно. Наверное, потому что он постоянно существовал рядом – на него можно было не тратить силы и очаровательные улыбки. Слишком просто – слишком скучно, такой девиз можно Такой девиз хорошо бы смотрелся на гербе Деймона, если бы тот решил им обзавестись.
Сабайон не подходит для диабетиков и людей, сидящих на диете. Слишком жирный, слишком сладкий. Такой же сладкий, как финал чужой любовной истории. В другой реальности девочка встречает вампира, девочка влюбляется в вампира, девочка становится вампиром. А заодно получает белое платье, фату и оборотня в придачу.
Но в этом мире монстры остаются монстрами, даже если они хорошо готовят и играют в американский футбол. Рано или поздно эта истина дойдет и до Елены, как и то, что ни в коем случае не стоит тащить в постель то, что может тебя съесть.
От крови на простынях, как и от крошек, очень сложно избавиться.
Иногда Стефан жалел о глупой маленькой девочке, поверившей в Гарри Поттера и магическую силу любви. О Деймоне он не сожалел ни единой секунды.
Стефан просто ждал. Рано или поздно любой бумеранг возвращается.
Рано или поздно братья приходят домой.

@темы: Damon/Stefan, Fic, NC-17, Канон