18:24 

ФБ-2011, как мы сражались

Il Ludo
What are we, twelve?
Название: А я снимаюсь в порно
Автор: Shun
Бета: Angstsourie и Domino69
Форма: миди (~2100слов)
Персонажи: Капитан/Юнга, намеки на ОМП/Деймон Сальваторе, Деймон Сальваторе/Стефан Сальваторое
Категория: слэш
Жанр:тотальная АУ, крэк
Рейтинг: NC-17!kink-NC21
Саммари: Все претензии к Варгас Льосе.
Примечание: фаллоимитатор, нон-кон, спанкинг, отложенный оргазм, мозг автора, волшебная тумбочка
Примечание1: вы же понимаете, что нас вела любовь? (с)



Из жевательной резинки, килограммов из пяти,
Можно вылепить ботинки - для последнего пути.
Любимая присказка автора


Мало кто из детей мечтает сниматься в порно. В общем, это неплохая карьера – получать деньги за секс, бесплатно трахаться с красивыми девочками и мальчиками, и выйти на пенсию лет в тридцать. Но в детстве хочется чего-то более героического: полететь в космос, спасти принцессу из лап злодея, ну или на худой конец, получить Нобелевскую премию по литературе.
Деймон Сальваторе был хорошим мальчиком, поэтому он, как полагается, сначала грезил полетами на Марс, потом принцессами, только Нобелевская премия как-то обошла его стороной. Впрочем, как и литературный талант. Он учился в университете на юриста, постоянно хотел жрать, потому что отец решил, что и так слишком потратился на старшего отпрыска, и спать, потому что работа барменом в ночном клубе не позволяла много времени тратить на подушку и одеяло. Зато трахаться Деймон практически не хотел. Какой секс на голодный желудок?
Он бы так и провел лучшие годы за барной стойкой, смешивая «оргазмы» и «секс на пляже», если бы на него не обратил внимание Клаус. По слухам тот был большой шишкой – всегда при деньгах, окруженный стайкой длинноногих блондинок, в шмотках от Гуччи и Версаче. Втайне Деймон не одобрял его вкус, сам он предпочитал Дольче и Габбана, но его кошелек позволял ему исключительносеконд-хенд. Хорошо хоть не Армию спасения.
— А ты симпатичный, – светски заявил Клаус, заказывая пятую «кровавую мэри» за ночь.
Деймон мрачно хмыкнул в ответ, с трудом удерживаясь от желания потихоньку плюнуть в водку. Здесь каждый второй говорил ему, что он симпатичный, а каждый третий предлагал удалиться с ним в ближайший мотель. Ближе к утру таких вот «тысимпатичных» Деймон был готов душить пачками.
— Слушай, не хочешь немного подработать? – ничуть не смущаясь, продолжил Клаус.
— Шлюхи на соседней улице.
— Знаю, – согласился его собеседник, – но профессионалы меня не интересуют. Вид слишком потасканный.
Деймон мимикой изобразил что-то вроде «пойди и отсоси себе сам», искренне жалея, что все-таки не плюнул в водку или хотя бы в томатный сок.
— О, отлично, – оживился Клаус, – повтори еще раз.
Так Деймон и попал в порноиндустрию. До этого он всерьез верил, что в порно снимаются выходцы из бедной Африки и дикой России, потому что злые родители или коварные любовники продают их в рабство. Действительность оказалась куда суровее. Это была обычная работа – с восьми до восьми с перерывами на обед и покурить. Никакого ореола трагизма.
Единственное, что действительно напрягало – необходимость постоянно держать член в состоянии боевой готовности. Порой всерьез приходилось уговаривать несчастный орган перестать прятаться, если смена выдавалась особенно напряженной. К счастью, добрые люди придумали виагру. А другие люди придумали такое волшебное слово, как боттом. Не то чтобы Деймону нравилось трахаться с мальчиками. Но работа есть работа, а после пары сцен разница между полами магическим образом стиралась. Собачек, детей и трупы на студии Клауса не снимали, поэтому моральные принципы Деймона оставались в неприкосновенности. Хотя насчет трупов еще можно было поспорить. С некоторыми девочками порой приходилось такие чудеса на бревне показывать, что Деймон потом чувствовал себя то ли выдающимся гимнастом, то ли выдающимся некрофилом.
А в роли боттома он уже сам мог прикинуться бревном. В самом деле, трудно ждать осмысленных действий от связанного человека с кляпом во рту и анальной пробкой в заднице. Говорили, некоторые при должной подготовке даже подремать ухитрялись, пока топы откатывали обязательную программу. Деймон еще не настолько познал дзен, поэтому дергался, когда на него капали воском или хлестали плеткой. Не то чтобы было сильно больно, кто же всерьез будет вредить ценному актеру, но неприятно.
Впрочем, с новыми заработками Деймон позабыл дорогу в секонд-хенд, да и постоянно есть ему не хотелось. Вот только слово «сон» он теперь только в журналах видел, и сидеть с каждым днем становилось все неуютнее.
— Что у нас сегодня по плану? – вяло поинтересовался Деймон у Марии. Формально Мария работала ассистенткой режиссера, а на самом деле постоянно замещала то гримера, то осветителя, даже в порносценах снималась порой. В роли Глубокой Вагины. Что поделать, с лицом бедняжке не повезло.
— Пираты! Сценарий читать будешь?
Деймон с глубоким недоумением посмотрел на Марию. Вопрос про сценарий каждый раз погружал его в бездны когнитивного диссонанса.
Он даже представлять не хотел, как могут выглядеть люди, пишущие сценарии к порнофильмам.
— Деймон, будь немного посерьезнее, – нахмурилась Мария. – Это ответственная роль, ты должен подготовиться, войти в образ…
— Я должен раздеться и раздвинуть ноги, – мрачно буркнул он, но сценарий все же прихватил. Из чистого любопытства. Должен же Деймон хотя бы раз в жизни своими глазами посмотреть на этот шедевр мировой литературы.

«Пираты порноморя»
Сцена первая.

Суровые пираты захватывают корабль и осматривают захваченную добычу. Капитан пиратов (Прим. авт.: высокий, в татуировках, с банданой на голове) замечает в толпе пленников дрожащего юнгу (Прим. авт.: юнгу, а не как обычно – что попало сорока лет от роду). Капитан торжествующе улыбается, хватает юнгу за руку и тащит за собой на пиратский корабль. Юнга плачет и сопротивляется (Прим. авт.: плачет, я сказала).

Сцена вторая.
На корабле капитан под одобрительные выкрики команды заталкивает юнгу в свою каюту.
— Раздевайся!
— Нет, пожалуйста! Пощадите! – юнга падает на колени и пытается поцеловать сапог капитана, продолжая рыдать.
Капитан хохочет в ответ на все мольбы, грубо (Прим. авт.: но не слишком грубо, реквизит хрупкий) швыряет юнгу на кровать и сдирает с него одежду (Прим. авт.: в этот раз не надевайте на актера ничего с завязками, я не виновата, что у вас такие тупые костюмеры).
Юнга судорожно пытается прикрыться руками, но капитан отводит их в сторону (Прим. авт.: руки. И не надо больше мне указывать, что это неправильно с точки зрения литературы, мы тут не Нобелевскую премию получаем).
— Какой ты хорошенький! – капитан похотливо облизывает губы, внимательно изучая обнаженное тело. – А теперь раздвинь для папочки ножки (Прим. авт.: еще раз мне кто-нибудь напишет красным маркером «штамп» на рабочем сценарии, пойдет заказывать материал к Варгас Льосе).
Юнга пытается вырваться и кусает капитана за руку (Прим. авт.: несильно кусает, я не готова оплачивать медицинскую страховку).
— Ах вот ты как! – капитан прижимает запястья юнги к кровати и связывает их шарфом (Прим. авт.: или поясом).
Юнга плачет.
— Я должен наказать тебя, – капитан переворачивает юнгу на живот, кладет на колени и начинает шлепать. – Как прекрасно смотрятся отпечатки моих ладоней на твоей нежной попке (Прим. авт.: плевать я хотела, что пират не знает слова «прекрасно»).
Юнга больше не пытается сопротивляться. Наоборот, он елозит по коленям капитана, пытаясь членом потереться о его бедро.
— Гляжу, тебе это нравится, – капитан гладит юнгу по спине, потом тянется и достает из тумбочки смазку (Прим. авт.: да, смазку из тумбочки, все претензии к Варгас Льосе).
Он смазывает небольшой фаллоимитатор (Прим. авт.: мы тут порно снимаем или исторический фильм?) и осторожно вводит его в анус юнги. Тот громко и протяжно стонет.
— Скоро ты сам будешь просить добавки! – капитан трахает юнгу фаллоимитатором. Потом останавливается и достает из тумбочки (Прим. авт.: волшебная тумбочка) кольцо на член. – Я не хочу, чтобы ты кончил раньше меня, детка.
Юнга пытается протестовать, но капитан затыкает ему рот кляпом. Он привязывает юнгу к кровати и достает большой пиратский нож. Капитан проводит лезвием по горлу юнги, тот жалобно скулит сквозь кляп (Прим. авт.: скулит, а не ржет, как в прошлый раз). На коже юнги остаются кровавые царапины, которые капитан облизывает. Юнга выгибается на кровати.
— Мне нужно пойти по своим пиратским делам, – говорит капитан, – а ты подумай над своим поведением.
Он выходит из каюты, оставляя связанного юнгу с фаллоимитатором в заднице (Прим. авт.: пусть камера возьмет крупный план).


Сцена третья.
Капитан возвращается в каюту. Юнга весь извелся. По его телу стекают крупные капли пота, на его лице написано наслаждение и немая просьба кончить (Прим. авт.: не маркером написано, идиоты). Он умоляюще смотрит на капитана, готовый на все, чтобы доставить ему удовольствие.
— Вот так-то лучше, – торжествует капитан, вынимая кляп изо рта юнги. – Скажи, ты будешь моей сучкой?
Юнга молчит. Капитан сердится и с силой вводит-выводит фаллоимитатор (Прим. авт.: к Варгас Льосе). Юнга пронзительно кричит от удовольствия.
— Я тебя спрашиваю!
Юнга с трудом шепчет.
— Д-д-да.
— Я не слышу, – капитан снова начинает трахать его фаллоимитатором.
— Да-да, – вопит юнга, – пожалуйста, пожалуйста!
— Вот так-то лучше.
Капитан отвязывает руки юнги от кровати и ставит его раком на пол, заставляя опереться о постель (Прим. авт.: сами попробуйте это красиво написать). Юнга покорно раздвигает ноги. Капитан достает фаллоимитатор из покрасневшего ануса, проводит пальцами по дырочке (Прим. авт.: подходящий синоним тоже сами придумайте, у меня тут еще два проекта горят). Юнга выгибается ему навстречу.


Сцена четвертая.
Капитан смазывает свой огромный член (Прим. авт.: смазкой, а не оливковым маслом, мы тут не исторический фильм снимаем) и без подготовки входит в юнгу. Тот стонет от боли.
— Какой ты тесный, – капитан шлепает юнгу по ягодицам. – Но это ненадолго. Теперь у тебя будет много секса, детка, сперма просто из ушей польется.
Капитан смеется своей шутке. Дальше он долго и изобретательно трахает юнгу (Прим. авт.: вы думали, я забыла про кольцо на члене? А вот и нет). Сначала раком, потом кладет его на пол и закидывает ноги к себе на плечи, затем устраивает его боком, продолжая трахать (Прим. авт.: и мне плевать, что вы там дадите актеру. Пусть хотя бы полчаса продержится, а лучше пару часиков или пару лет). Наконец они оба выдыхаются, капитан снимает с юнги кольцо, и тот бурно кончает себе на живот. Капитан достает свой член из ануса юнги, бьет того по губам (Прим. авт.: вы поняли, что я про юнгу?), и только после этого кончает юнге на лицо.
Финал (Прим. авт.: все счастливы)».


Деймон брезгливо положил сценарий на стол. Он бы предпочел никогда в жизни не видеть этого кошмара. Все равно слов у него там ровно три – «да», «нет» и «пожалуйста». Пусть Зальцман мучается со своим крайне содержательным текстом. Все равно ничего хуже того фильма, что они снимали пару недель назад, не придумаешь. Фаллоимитаторы и анальные пробки – ерунда по сравнению с чулками и корсетом, которые на него нацепили костюмеры. Напрасно Деймон их уверял, что такая, прости господи, одежда вовсе не в его стиле. Эти изуверы и ноги заставили побрить! С подмышками и пахом он давно смирился, но ноги? Последний оплот мужественности!
Деймон отпил из стаканчика отвратительный кофе и поморщился. Элайджа, как обычно, опаздывал. Он терпеть не мог работать с этим режиссером. Опять примчится в последний момент и заставит всех пахать в дикой спешке. Не то чтобы Деймон обманывал сам себя – они тут вовсе не высоким искусством занимались, но работа есть работа, он лучше бы дома лишние полчаса поспал.
Элайджа неторопливо вошел в гримерную минут через пятнадцать. На его лице раз и навсегда застыло невозмутимое выражение «подите нахуй, я бог», поэтому, кроме Клауса, мало кто осмеливался с ним спорить. По крайней мере, имена выживших история не запомнила.
— Мария, концепция меняется. Мы не будем снимать про пиратов. Клаус сказал, что у нас и так слишком много фильмов с такой тематикой.
Ассистентка жалобно сморщилась. Деймон на секунду даже ее пожалел.
— Мы будем снимать про учителя и непослушного ученика. Деймон, ты в роли учителя. Да, побудешь сверху, не развалишься. Посмотри сценарий. Ну или Мария тебе его вкратце перескажет.
С царственным видом Элайджа выплыл за дверь. Ассистентка злобно выругалась ему вслед.
— Трижды блядский куцелапый фекалистый пиздабол! – потом Мария подумала и добавила: – Мудак!
Деймон аж дар речи потерял. Он и не догадывался, что в этой девушке скрываются такие таланты.
Через десять минут его переодели в строгий костюм, выдали линейку пороть ученика, потом коротко проинструктировали и отправили сниматься. Судя по всему, с текстом ему вновь придется импровизировать. Что ж, не в первый раз.
Деймон быстрым шагом вошел в «класс» и замер. До этого он был уверен, что настолько неожиданные встречи случаются только в индийских фильмах и плохих голливудских мелодрамах. «Отсоси, Сальваторе», – сообщила ему собственная Фортуна и для убедительности повернулась задом. Деймон всерьез задумался – не станцевать ли ему, чтобы придать сцене дополнительную глубину.
Он ожидал встретить кого угодно – Зака Эфрона, проигравшего себя в карты, Брэда Питта после пластической операции, даже инопланетянина из «Секретных материалов», но вовсе не собственного младшего брата в желтом ученическом свитере и с гладко прилизанными волосами.
Судя по всему, Стефан изумился не меньше. Вот к чему приводят семейные секреты.
— Папа знает, что ты здесь? – самый, конечно, важный вопрос сейчас. Просто на миллион долларов.
— А папа знает, что ты здесь? – парировал Стефан, поднимаясь из-за парты.
— Мальчики, я понимаю, что у вас семейное воссоединение и прочая чепуха, но давайте вы обсудите свои проблемы после съемок?
— Заткнись! – рявкнули оба брата Сальваторе в унисон.
Элайджа от изумления онемел. На целых пять секунд.
— Да что тут прои…
— Пошли, это надолго, – Деймон схватил брата за руку и потащил на улицу.
— Порно? Серьезно, порно? – Стефан расхохотался в полный голос.
— На себя погляди, – огрызнулся Деймон. – Тебя-то как сюда занесло?
— Подработать решил.
Перед глазами Деймона моментально пронеслись бесконечные члены, анусы, клиторы, сперма и прочие секс-машины.
Сниматься в порно – вовсе не та карьера, о которой большинство мечтает для своих младших братьев. Пусть даже там платят за секс, а на пенсию выходят в тридцать лет.
— Пошли отсюда, – Деймон второй раз за день сжал ладонь Стефана. До конца его контракта оставался ровно один фильм, уж эту неустойку он как-нибудь потянет. – Я согласен трахаться со своим братом, но не на камеру. Должны же быть у человека свои моральные принципы?

Финал (Прим. авт.: все счастливы).

@темы: Damon/Stefan, Fic, NC-17

URL
Комментарии
2012-05-11 в 22:58 

Darkolgetta
Cначала я стесняюсь, но когда мне станет с вами комфортно, готовьтесь к какой-нибудь безумной хрени / Некоторые люди вдохновляют моего внутреннего серийного убийцу
:lol::lol::lol: минутка здорового ржача! спасибо автор это прекрасно. особенно примечания в сценарии!

   

By the Light of the Moon

главная