18:23 

ФБ-2011, как мы сражались

Il Ludo
What are we, twelve?
Название: Беги, Кэтрин, беги
Автор: Shun
Бета: Angstsourie и Domino69
Форма: миди (~2200слов)
Персонажи: Деймон Сальваторе/Стефан Сальваторе/ Кэтрин Пирс
Категория: слэш, гет
Жанр: ангст
Рейтинг: NC-17!kink-NC21
Саммари: Кэтрин слишком боялась одиночества
Примечание: инцест, секс втроем



Кэтрин привыкла бежать.
Большую часть своей жизни она скрывалась – сначала от родителей, потом от лорда Никлауса. Порой ей казалось, что даже если Клаус погибнет, она всё равно не сможет остановиться, меняя города и страны, нигде не задерживаясь подолгу.
Кэтрин бы никогда не призналась, что бежит она от самой себя.
Поначалу ей просто хотелось выжить любой ценой. Она убивала, не задумываясь, уговаривая себя, что ни в чем не виновата, что просто надо спрятаться получше, а потом она вновь превратится в хорошую девочку Катерину, заберёт к себе дочку или внучку, и они будут счастливы вместе. В таких уговорах прошла добрая полусотня лет её жизни, пока однажды Кэтрин не посмотрела в зеркало и не увидела там монстра. С той поры она перестала лгать себе, зато великолепно научилась врать окружающим. Вопросы морали всё ещё порой нарушали её сон, но не слишком часто. В конце концов, разве она виновата, что превратилась в вампира? Пусть это тревожит Клауса или Роуз. Ещё через сто лет Кэтрин поняла, что убивать ей нравится. Кажется, в тот вечер она славно набралась и вырезала подчистую итальянскую деревушку, включая стариков и детей.
С той поры Кэтрин убегала не только от Клауса или охотников на вампиров, она убегала от собственного отражения в зеркале. Ещё сотня лет потребовалась на то, чтобы окончательно признаться самой себе – «я чудовище, и это великолепно».
Но даже чудовища устают от одиночества. Кэтрин пыталась найти партнёра, который будет похож на неё – такой же безжалостный хищник, не отягощенный переживаниями о судьбе рода людского. К сожалению, вкус у Кэтрин с веками не стал лучше. Она всё так же выбирала не тех мужчин. Жалкие, безвольные слабаки, пытавшиеся продать её Клаусу или променять на обычную человеческую девку. Словно Медея, она уничтожала творения своих рук и клыков, чтобы в очередной раз броситься на поиски недостижимого идеала. Кэтрин не сомневалась, что среди миллиона песчинок сумеет отыскать жемчужину, ведь у неё в кармане было всё время Земли.
Она почти разочаровалась в своих поисках, когда Джузеппе Сальваторе предложил несчастной сироте погостить у него. Определенно, Джузеппе пал жертвой её очарования, но кто бы его винил? Кэтрин знала, что она прекрасна, и никому не позволяла в этом сомневаться. Только верная Эмили да многочисленные жертвы видели истинное лицо мисс Кэтрин Пирс.
Это было немного забавно – провести пару недель в доме человека, охотившегося на вампиров. Возможно, перед его смертью она даже позволит себя поцеловать.
Кэтрин улыбнулась сама себе, выбираясь из кареты. Тоска и одиночество разъедали душу вампиров гораздо сильнее вербены или серебра, и раз выпадал шанс поиграть в смертельно опасную игру, Кэтрин его не упускала. Ей вовсе не хотелось умирать. Тем более от скуки.
Первым она заметила Стефана. Её мертвое сердце пропустило пару ударов. Он казался таким совершенным – красивый, юный, наивный, с открытой улыбкой. Кэтрин подумала, что с этим юношей она с радостью провела бы пару столетий, если не целую вечность. Из Стефана получилась прекрасная заготовка, из которой Кэтрин могла бы вылепить свою Галатею. Прекрасная, но, увы, не идеальная. В нём не хватало бьющей через край энергии, природного обаяния, презрения к окружающему миру. Кэтрин достаточно долго жила на свете и знала, что некоторые качества невозможно вылепить из самой хорошей глины.
Впрочем, из-за таких пустяков она вовсе не собиралась упускать Стефана из своих цепких рук. Он слишком хорош, чтобы разбрасываться столь ценным материалом. Очаровать мальчишку оказалось делом нескольких часов. Пара улыбок, наигранная беспомощность, словно невзначай рассыпавшаяся причёска.
— Вы ведь поможете мне, мистер Сальваторе? – Кэтрин смущённо накрутила на палец длинный локон. – Кажется, мои шпильки упали в траву.
Стефан с таким энтузиазмом опустился на колени, выискивая пропажу, что ей стоило большого труда торжествующе не рассмеяться.
— Я сама не смогу их закрепить, – Кэтрин повернулась к мальчику спиной, чувствуя, как дрожат его руки, пока он неловко закреплял её волосы.
Причёска, конечно, выглядела ужасно, но ради неловкого прикосновения ледяных от волнения пальцев стоило немного поступиться красотой. Кэтрин знала, кто приснится Стефану этой ночью.
Через пару дней юный Сальваторе влюбился в неё по уши. Она сама не знала, почему медлила превращать его в вампира. Он был такой лёгкой добычей – с этим румянцем на щеках, прерывающимся дыханием и в то же время недетской мудростью в глазах. Вероятно, Кэтрин сама не могла поверить своему счастью. После стольких лет бесполезных поисков она наконец вытащила счастливый билет. Теперь ей хотелось, как кошке, немного поиграть со своей добычей. Кэтрин позволяла мальчику беспомощно увязать в трясине своих чар. Тут никакой вампирский взгляд не нужен, достаточно просто щёлкнуть пальцами.
Она немного забеспокоилась, когда Джузеппе сообщил за ужином, что вскоре в отпуск приедет его старший сын. Старика явно эта новость не радовала, зато Стефан просто буквально заискрился от восторга. Кэтрин сразу насторожилась. Таким счастливым и беззаботным он не был даже рядом с ней. Этого братца стоило устранить, и как можно быстрее. Кэтрин не терпела конкуренции. И потом она всегда сможет утешить бедного Стефана, столь трагически потерявшего старшего брата.
Она лелеяла планы убийства до первой встречи с Деймоном. Кэтрин, как ребёнку, захотелось завизжать от восторга – вот они, вот они две половинки набора! Она же знала, что они не могли потеряться! Если бы она могла, то позавидовала сама себе
Деймона переполняли веселье и обаяние, воздух вокруг него вспыхивал разноцветными искрами, а рано или поздно девушки за такую улыбку будут готовы отдать всё, что у них есть. Он не был убийцей по натуре, этот мальчик, у него оказалось даже больше сдерживающих принципов, чем у брата, но где-то в глубине души, и Кэтрин видела это безошибочно, скрывался настоящий монстр. Теперь её идеал оказался совсем рядом, только руку протяни. Пусть он и оказался разбит на две части. Кэтрин вовсе не мучилась сомнениями, кого ей выбрать. Ей нужны оба брата Сальваторе, и она собиралась их получить. Втроём кружить по миру гораздо веселее, чем вдвоём.
Кэтрин со времён встречи с Клаусом не чувствовала себя такой беззаботно счастливой. Её вовсе не смущали те случайные или не очень прикосновения, которыми обменивались Деймон и Стефан, их фразы, что они договаривали фразы друг за друга, их несомненное притяжение. Кэтрин жила слишком долго, чтобы её можно было смутить инцестом или любовью двух мужчин, она видела вещи и похуже. А мальчики явно всю жизнь ходили бы вокруг да около, не в силах признаться. Она всего лишь хотела им помочь, что в этом плохого?
В этот раз Кэтрин решила сыграть в добрую самаритянку. Правда, поначалу братьев Сальваторе необходимо было влюбить в себя – окончательно и бесповоротно. «Разделяй и властвуй» – самый прекрасный принцип из всех, после «беги от Клауса» и «убивай, иначе убьют тебя».
Деймон оказался ещё более легкой добычей, чем Стефан. Кэтрин честно пыталась удержаться, но после двух месяцев воздержания ей порядком надоела правая рука в качестве партнёрши. После того как она поймала себя на мысли, что готова задрать юбки при одном взгляде на обнимающихся братьев, проблему Кэтрин решила радикально. Она послала к чёрту свой хитрый план и уложила Деймона в постель. Просто он оказался рядом, а Стефан нет. Ей с большим трудом удалось сдержаться и не осушить Деймона до дна одним глотком, после того как она всё же добралась до этого бледного, изящного горла, глотком, которым она слишком долго любовалась. Конечно, она планировала смерть братьев Сальваторе, но не такую и не настолько быстро. Самое забавное, что мальчик выдохнул имя Стефана, когда в первый раз входил в неё, Кэтрин буквально сняла это имя с его обескровленных, искусанных губ. Впрочем, как выяснилось, опыта Деймону оказалось не занимать. Чему удивляться, с такой-то внешностью. У неё не было шанса стать его первой девушкой, но Кэтрин твёрдо вознамерилась остаться последней. Так и быть, она готова поделиться со Стефаном, и больше ни с кем.
Две прекрасные бабочки бились в её сетях, Кэтрин не могла просить бога о большем. Если бы она, конечно, верила в бога. С демонами ей встречаться приходилось, а вот с ангелами на этой земле определенно были проблемы. Кроме того, из любого ангела можно сотворить демона. Со Стефаном это получилось практически за одну ночь.
Поначалу он казался таким неуклюжим, таким робким, не знал, куда девать руки и губы, боялся лишний прикоснуться к её груди или животу, словно Кэтрин могла исчезнуть от неосторожного прикосновения. Она уже и забыла, какими очаровательными бывают подростки. Но Стефан учился быстро, может быть, чересчур быстро. Во второй раз он уже почти не смущался и не краснел, кусая её соски, вылизывая, растягивая пальцами.
Деймон и Стефан – вечность обещала быть нескучной.
Теперь оставалось всего лишь немного подтолкнуть братьев друг к другу. И она сможет иметь их обоих, а они... что ж, они смогут иметь друг друга. Во всех смыслах этого слова.
Конечно, проще всего было бы воспользоваться вампирскими чарами, но Кэтрин не искала лёгких путей. Что хорошего в том, чтобы заставить мальчиков, если, превратившись в вампиров, они всё вспомнят. Они должны были решиться на этот шаг сами, ради нее. Шах и мат – идеальное завершение комбинации. Кэтрин и так слишком долго тянула, наслаждаясь неспешной игрой. С тех пор как вокруг поместья Сальваторе начали погибать люди, Джузеппе явно подозревал её. Кэтрин ловила на себе его настороженный взгляд и безмятежно улыбалась в ответ. Всего пара дней. И он больше её не увидит. Как и своих сыновей.
В тот вечер она наблюдала за ними в зеркало – Деймон и Стефан Сальваторе в тяжёлой бронзовой оправе. Иногда она мечтала, что зеркало удержит их троих вместе, словно фотография. И ей больше не придётся бежать.
Кэтрин, не глядя, протянула Стефану расчёску. Это превратилось в их маленький ритуал – он осторожно расчёсывал ее волосы, расправляя тугие завитки. Эмили никогда не была столь заботливой.
Деймон развалился на кровати, схватив какую-то книгу. Кажется, он её здесь и забыл. Или Стефан. Она уже запуталась, ведь оба так часто бывали в этой спальне.
— Я знаю, кто ты – прошептал Стефан, обжигая дыханием её шею. – Я знаю, в кого ты превращаешь меня…
— Он ныл и жаловался целый день, – ехидно заметил Деймон, переворачивая страницу.
— Тебя это смущает, мой дорогой? – Кэтрин развернулась, прижала руку Стефана к своей груди. – Я всего лишь хочу, чтобы мы никогда не расставались.
Слова казались вычурными и слишком сладкими, и если бы не очередной смешок Деймона, она и Стефан точно утонули бы в патоке. Вот зачем ей нужен ещё и старший брат…
Стефан только вздохнул, аккуратно расчёсывая локоны. Он ещё не знал, что она придумала для них троих.
— Мне кажется, – лукаво улыбнулась Кэтрин, когда он протянул ей расчёску, – твоему брату необходима помощь. Это униформа его просто душит.
Стефан посмотрел на неё в ужасе.
— Я не понимаю, на что ты намекаешь…
— Помоги ему раздеться, – бросила Кэтрин. – Немедленно.
— Деймон, – Стефан неуверенно шагнул к кровати, – тебе необходима помощь.
— Да неужели? Спасибо, я сам справлюсь со своей одеждой.
Кэтрин предупреждающе нахмурилась.
— Если тебя что-то не устраивает, милый Деймон, ты можешь немедленно покинуть эту спальню. И потрудись больше не возвращаться.
Стефан осторожно расстегнул первую пуговицу серой формы, потом вторую.
— Тебе не кажется, брат, что мы заходим слишком далеко?
— Скажи ещё, что ты никогда не думал об этом, – прошептал Стефан, осторожно обводя пальцами соски брата.
Деймон даже не попытался возразить.
Кэтрин поняла, что ещё немного, и она кончит. Полуобнажённое мужское тело, длинные пальцы, ласкающие каждый миллиметр кожи, пот, стекающий по виску Деймона, приглушённый стон Стефана – она жадно впитывала каждую деталь.
Не в силах больше сдерживаться, Кэтрин нетерпеливо дёрнула завязки на штанах Стефана, стягивая их вместе с нижним бельём. В этот же момент Деймон дёрнул брата на себя, словно пытался вырвать его из лап монстра. Кэтрин на секунду растерялась, глотая ртом воздух. Со стороны она, наверное, выглядела очень комично. Впрочем, некому было насладиться столь редким зрелищем.
Деймон и Стефан оказались слишком заняты друг другом, яростно целуясь. На секунду Кэтрин почувствовала себя обделённой. К счастью, она достаточно хорошо умела владеть собой, чтобы так просто сдаться и отойти в сторону.
Ей пришлось практически оттолкнуть Деймона, чтобы прижаться ртом к губам Стефана. Поцелуй вышел неловким и смазанным, но ей уже было наплевать.
Кэтрин положила ладони Деймона на свою грудь, отдавая немой приказ. Язык Стефана скользил по её животу, дыхание обжигало кожу. Кэтрин выгибалась навстречу каждому прикосновению, прижимая к себе то голову Деймона, то Стефана, теряясь в ощущениях. Это было отвратительно неуклюже и запутанно. Это было самым прекрасным моментом в её жизни.
Она помогла подготовить Стефана, лаская языком его член, в то время как пальцы брата осторожно растягивали его. Она ловила губами каждый стон, каждый вздох, когда Деймон входил в неподатливое тело, а потом позволила Стефану взять её, подстраиваясь под рваный ритм толчков. Она кончила первой, и второй тоже, пока наконец Стефан судорожно не всхлипнул, вцепившись в её руки. По её бедрам потекла сперма, впрочем, как и по бедрам Стефана. Затем Кэтрин довольно улыбалась, слизывая семя Деймона со спины и ягодиц его брата. Большая кошка, сожравшая хозяйские сливки.
Они так и заснули втроём в одной кровати. Кэтрин в переплетении рук и ног, словно в уютной колыбели. Наутро она пила из них двоих, смешивая кровь братьев в изысканный коктейль, размазывая её по своей обнажённой груди, по бедрам Деймона и животу Стефана. Она чувствовала себя, как новорожденный вампир, – постоянное возбуждение сводило с ума, хотелось заниматься сексом, пить, кататься по земле от переизбытка ощущений. Кэтрин ухитрилась кончить от прикосновения языка Стефана к её клитору, как будто ей вновь исполнилось тринадцать лет и о слове «секс» она даже не слышала. Если бы не виноватый взгляд Деймона, её утро оказалось бы идеальным. Но Кэтрин понимала, что прошлая ночь была не для неё. Для него. И это злило. Впрочем, она собиралась преподать старшему из братьев Сальваторе пару уроков.

Кэтрин привыкла убегать, оставляя за спиной всё, к чему привязалась. Она научилась не сожалеть о потерях, находя новые цели. Но в этот раз бегство далось ей слишком нелегко.
Сжимая на коленях потёртую фотографию двух маленьких мальчиков, Кэтрин поклялась себе, что ещё вернётся за братьями Сальваторе. Она нашла свою идеальную половинку и не собиралась её упускать.
Кэтрин ещё не знала, что в первый раз в жизни время решило сыграть против неё.

@темы: Damon/Stefan, Fic, NC-17, Канон

URL
Комментарии
2012-05-11 в 23:13 

Darkolgetta
Cначала я стесняюсь, но когда мне станет с вами комфортно, готовьтесь к какой-нибудь безумной хрени / Некоторые люди вдохновляют моего внутреннего серийного убийцу
А мне нравится такой расклад. интересно про кетрин

   

By the Light of the Moon

главная