14:05 

ФБ-2011, геройские подвиги

Il Ludo
What are we, twelve?
Level 4. Quest 4: миди. Фандом The Vampire Diaries. Часть 2
Название: Сказка на ночь
Автор: veliri
Бета: Angstsourie и Domino69
Форма: миди (~2100 слова)
Персонажи: Деймон Сальваторе/Стефан Сальваторое/Кэтрин Пирс
Категория: слэш, гет
Жанр: ангст
Рейтинг: NC-17!kink-NC21
Саммари: Деймону больше нравится верить в то, что его чувства к Кэтрин были настоящими.
Примечание: преканон, инцест, секс в церкви, секс втроем


На рассвете Деймон переступает порог спальни брата.
Стефан спит, уткнувшись лицом в подушку, одеяло сбилось, обнажая загорелую спину. Деймон проскальзывает в постель, всем телом прижимаясь к Стефану, вдыхая его запах, кожей чувствуя его тепло.
Стефан разворачивается к нему лицом и открывает глаза, сонно улыбаясь:
— Деймон? – выдыхает он.
— Шшш, – Деймон подносит палец к губам брата, заставляя замолчать, и затем целует, нежно, осторожно, скользя языком в приоткрывающийся рот, исследуя, лаская.
Горячие руки Стефана ложатся ему на плечи, и Деймон гортанно стонет, путается пальцами в волосах брата, притягивая его к себе, трётся о его бедро. Стефан тихо фыркает, чувствуя чужое возбуждение, и через мгновение его пальцы дразняще проходятся по всей длине, потом обхватывают член Деймона и двигаются, двигаются, заставляя того учащённо дышать.
Деймон думает о том, что это прекрасно ровно настолько, насколько неправильно.
Но ему, по большому счёту, плевать. Главное, что Стефан, его младший брат, которого Деймон любит больше всего на этом свете, сейчас рядом с ним, под ним, кожа к коже, и можно целовать его до одури, спускаясь все ниже и ниже, обвести языком соски, прикусить бьющуюся на шее жилку, обвести впадинку пупка...
Когда Деймон придерживает брата за бёдра и берёт в рот его член, Стефан закусывает уголок подушки и больно тянет его за тёмные, влажные от пота волосы.
— Боже, – стонет он, и Деймон усмехается:
— Нет, Бог тут ни при чём. А вот меня тебе предстоит отблагодарить...
Если бы отец мог хотя бы вообразить подобное, он прикончил бы своих сыновей на месте.
Но тот ничего не слышит, ничего не знает, и Деймон не собирается сообщать ему, насколько он любит своего брата.
Стефан кончает и обмякает под ним, Деймон продолжает ласкать его – целует, гладит, прикусывает и царапает.
За окном занимается рассвет, и первые солнечные лучи игриво скользят по их переплетённым телам.
Когда Стефан, устроившись меж широко разведённых бёдер Деймона, дарит брату ответное удовольствие, Деймон думает о том, что сумасшедше и бесконечно счастлив. И влажный жар рта Стефана, его язык, ласкающий член, и ладони, оставляющие незримые горячие отпечатки на коже, – всё это заставляет Деймона плавиться, весь он – большой и пылающий шар, взрывающийся в итоге удовольствием.

Прежде чем уснуть, они долго целуются, вжимаясь друг в руга, будто надеясь стать единым целым, а потом, утомлённые, засыпают, и Деймону снится ослепительно-яркое и ласковое солнце над их головами.
* * *
Появление Кэтрин в их жизни нарушает идиллию – она встаёт между ним и Стефаном. Но Деймон замечает это только тогда, когда вдруг осознаёт: он готов на всё ради этой женщины, готов сделать то, что она скажет. Он не знает, как это произошло. Может быть, все дело в ее искрясещемся смехе или длинных тяжелых локонах. А, возможно, все дело в изящных ладонях и маленьких ножках, затянутых в кокетливые туфельки.
И глядя на брата, он видит в его глазах то же самое чувство. Кэтрин звонко смеётся и говорит:
— Мои мальчики.
А потом зовёт их играть или купаться, или просто поваляться на траве.
Ему хочется проводить с ней каждую секунду, не расставаясь на мгновение. Порой он даже злится на Стефана, который крадет драгоценное время рядом с Кэтрин.
Её прикосновения холодные, но нежные, и у Деймона кружится голова, когда он смотрит на неё, улыбающуюся, красивую.
Он уже не вспоминает о том, что было между ним и братом, Деймон думает только о Кэтрин, о том, как сильно хочет получить её.
О том, как счастлив, что она досталась ему.

Кэтрин снимает платье и оказывается на нём верхом, и Деймон на секунду думает, что она такая лёгкая, почти невесомая по сравнению со Стефаном, чья тёплая тяжесть совсем по-другому ощущалась на его бёдрах.
Потом он не думает ни о чём, двигаясь вместе с ней, в ней, целуя и лаская её живот, грудь, обхватывая губами соски. Кэтрин запрокидывает голову, открывая нежную шею, и Деймон не может устоять – прихватывает зубами кожу, оставляя отметины.
Кэтрин смеётся:
— Я тоже умею кусаться. Продемонстрировать?
Что за чёрт, хочется завопить Деймону, когда её лицо будто бы идёт рябью, какими-то волнами, пока Кэтрин, красивая и нежная Кэтрин превращается в монстра.
Он не может пошевелиться, не может отвести глаз, а она улыбается, демонстрируя острые клыки:
— Тебе не будет больно... Ну, почти.
А потом впивается ему в шею.
И боль действительно не такая сильная, как ожидает Деймон. После того, как Кэтрин отрывается от него, облизывает перепачканные кровью губы, он шепчет
— Кто ты?
— Ты и сам знаешь, – она гладит его по груди и ниже, Деймон с удивлением обнаруживает, что снова возбуждается.
— Почему я тебя не боюсь?
— Потому что я не хочу этого. Я хочу тебя... И не только. Но всему своё время, не так ли?
Её лицо становится прежним, лишь красные пятнышки на губах напоминает о случившемся, а сама Кэтрин, щекоча его роскошными волосами, спускается ниже, вбирая в рот его член.

Когда он кончает от действия её умелых губ и языка, Деймону плевать, кто она.
* * *
Очередной бал, на котором Деймону до безумия скучно. Он обводит взглядом гостей – раз за разом одни и те же лица. Впрочем, это лучше, чем возвращаться на фронт. Деймону плевать на войну и на то, что отец будет считать его дезертиром.
Он выискивает взглядом тех, кто имеет для него значение.
Кэтрин идёт зелёный, она кокетничает и улыбается, позволяя Стефану пригласить себя на танец. Они здорово прекрасно смотрятся вместе, думает Деймон, танцуя с мисс Фелл. Он не может перестать смотреть на то, как Кэтрин склоняется к уху Стефана и что-то шепчет, как чуть розовеют его щёки, но улыбка на губах – уверенная, даже дерзкая.
Кэтрин это нравится. Ей нравятся игры. Деймон, в общем-то, тоже совсем не прочь поиграть.
Он подходит к ним, как только заканчивается музыка, и смотрит на брата:
— Можно пригласить твою даму на следующий танец?
— Конечно, – Стефан сама любезность, он целует Кэтрин руку, затянутую в перчатку, и Деймон думает, знает ли его брат об истинной сущности Кэтрин Пирс.
Когда Стефан поворачивает голову, провожая их взглядом, Деймон видит характерные отметины на его шее и делает вывод, что Стефан знает.
* * *
Краешком сознания Деймон понимает, что видит сон, но проснуться не получается.
...Стефан распластан на кровати, он обнажён и расслаблен, и Кэтрин склоняется над ним, точно такая же обнажённая и прекрасная. Деймон смотрит, как она обхватывает губами член его брата, как Стефан при этом прикрывает глаза и запрокидывает голову – такой знакомый жест, он всегда так делал, когда Деймон ласкал его
Но там, рядом с ним, сейчас не Деймон.
Кэтрин на секунду оборачивается, подмигивает Деймону, а потом медленно опускается на Стефана, на его член, и начинает двигаться, всё быстрее и быстрее, перехватывает его руки, не позволяя Стефану положить ладони ей на бёдра. Деймон знает, как Кэтрин нравится контроль.
По тому, как тяжело дышит его брат, Деймон понимает, как сильно это нравится Стефану.

Коротким движением он тот подминает Кэтрин под себя, и она неожиданно подчиняется, скрещивает ноги на его пояснице, крепко прижимая Стефана к себе. Деймон видит, как двигаются мускулы под влажной кожей брата, как Кэтрин проводит ногтями по напряжённой спине.
Деймон не хочет смотреть, как их накрывает. Он не может понять, к кому ревнует. Не хочет чувствовать – но чувствует это грызущее ощущение внутри себя.
Кэтрин говорит:
— Тебе понравилось наше маленькое шоу?
Кэтрин сидит на его постели, и солнце уже высоко, и значит это действительно только сон.
— Я знаю про то, что было между тобой и Стефаном. И нет, я и не думала вас осуждать, наоборот... – Кэтрин ведёт кончиком пальца по обнажённой груди Деймона, и тот вздрагивает – её кожа, как обычно, чертовски холодная. – Думаю, мы можем отлично провести время. Ты не представляешь, что я для вас придумала.
Деймон закрывает глаза и думает о том, что у Стефана обычно горячие ладони.
* * *
В воскресенье в церкви всегда многолюдно. Деймон иногда задаётся вопросом, кто из этих людей действительно искренне верит, а кто пришёл на службу потому, что так полагается по правилам хорошего тона, или что там отвечает за подобные вещи.
Деймон не любит церкви и не очень-то верит в бога, но он никому и никогда не говорил об этом.
Кроме Стефана. Стефан молится перед сном и внимательно слушает пастора, а ещё он злится, стоит Деймону заговорить об их..связи.
Точнее, злился. Деймон не помнит, когда они в последний раз вообще были близки, да и просто разговаривали наедине – Кэтрин затмила собой всё, её разом стало слишком много в их жизнях.
Она и сейчас сидит рядом – безупречная и очень, очень добропорядочная на вид девушка. Деймон ни у кого не видел такого кроткого взгляда, с каким она смотрела на их отца.
Деймон сидит между ними, между Кэтрин и Стефаном, и проще простого коснуться его плеча или убрать с её щеки мешающую прядь.

Святой отец что-то говорит, но Деймон не слушает. Он смотрит на Кэтрин – и она улыбается, кивает в сторону его брата, одними губами произносит: «действуй».
Деймон усмехается. На самом деле ему давно этого хотелось.
Ладонь легко ложится на бедро Стефана, передвигается выше, накрывая пах. Стефан широко раскрывает глаза и замирает, медленно поворачивает голову:
— Деймон, что ты?.. – шепчет он, но откуда-то сзади шикают, и Стефан вынужден замолчать.
Они сидят так, что со стороны очень сложно заметить, где находится рука Деймона. Но у них, вне всякого сомнения, есть один зритель. Кэтрин развлекается, делая вид, что увлечена проповедью, на самом же деле она не отрывает взгляда от того, как рука Деймона пробирается под одежду и начинает ритмичные движения.
Деймон знает, что нравится брату, и хоть Стефан возмущён и не хочет этого, он всё равно возбуждается, твердеет под грубоватыми пальцами.
Деймон ликует, его не волнуют растерянность и осуждение в глазах Стефана, ведь тот неосознанно толкается в ладонь, стараясь не очень заметно вскидывать бёдра, и на щеках у него появляется румянец. Вверх-вниз, брюки сковывают движения руки, но Деймон видит, что Стефан уже на грани. То, где они находятся, все эти люди вокруг, при желании имеющие возможность их увидеть – всё это добавляет остроты к тому, что чувствует Стефан. Деймон в этом не сомневается.
Он сам возбуждён и, наверное, был бы не против, если бы Кэтрин решила ему помочь, но она мило улыбается, изображая невинность, и только братья Сальваторе видят бесенят на дне её глаз.
Стефан кончает с коротким всхлипом, и Деймону вдруг хочется демонстративно облизать влажные пальцы, но он понимает, что не может. Не здесь и не сейчас.
Взгляд брата обещает месть за то, что на Стефане теперь мокрые брюки.
* * *
Кэтрин говорит, что приготовила для них совершенно особое будущее.
Она сидит в глубоком кресле с бокалом вина и наблюдает за тем, как Деймон медленно раздевает брата, раскладывая его на кровати, лаская, подготавливая. Ей нравится наблюдать, а поучаствовать ещё будет возможность.
Деймон кожей чувствует её взгляд. Он смотрит на Стефана – его взгляд расфокусирован, а губы чуть припухли после поцелуев. Ему нравится, как Деймон ведёт ладонями по его плечам, ласкает ключицы, рисует что-то на его груди и животе.
Они никогда раньше не доходили до конца, но сейчас Деймон хочет Стефана целиком и полностью, всего.
Тёплое масло пахнет чем-то цветочным, делает пальцы скользкими. Деймон осторожен, но нетерпелив, и Стефан ёрзает, ощущая в себе пальцы брата, но лишь сильнее подаётся навстречу, шире разводит ноги. Деймон до искр из глаз хочет войти в него, и он входит, так медленно, как только может.
Оказавшись в теле брата целиком, Деймон чувствует ладони Кэтрин на своих плечах.
— Хочешь присоединиться? – спрашивает он, пытаясь взять под контроль дыхание.
— Не сегодня, – она улыбается. – Но я буду совсем не против оказаться между вами.
Стефан не сводит с неё глаз. Деймон видит любовь, которая читается во взгляде брата, и она предназначена им обоим.
Деймон хочет, чтобы они навсегда, навечно остались втроём, кажется, ему больше ничего не нужно в этом мире.
Он двигает бёдрами, заставляя Стефана прогнуться и застонать, и жаркая волна удовольствия прокатывается по позвоночнику.
Кэтрин устраивается в изголовье Стефана и целует его, Деймон путается пальцами в её волосах, пытаясь при этом двигаться в одном ритме с братом. Получается неловко, но это не имеет значения, потому что Стефан просит его не останавливаться, и тонкие пальцы Кэтрин ложатся на его член, усиливая ощущения.
Когда Стефан кончает, он сжимает брата изнутри, и Деймон почти падает в оргазм, оглушённый нахлынувшими ощущениями.
Губы Кэтрин оказываются контрастно прохладными по сравнению с горячим телом Стефана. Она прокусывает ему шею и пьёт, а потом пьёт Стефана, и Деймон не замечает, что перед этим Кэтрин слишком внимательно смотрит его брату в глаза.
* * *
— Всё, что я чувствовал к ней, было ложью, всего лишь внушением, – говорит Стефан спустя много лет. – И ты – тоже. Мы не любили её. Деймон, просто признай это.
Деймон усмехается, с успехом пряча боль, мелькнувшую в глазах.
Жили-были два брата, которые любили друг друга, а потом появилась злая ведьма, ну или вампирша, если вам так необходима точность в деталях. И она встала между братьями, обманула, заставила поверить, что они втроём – единое целое, а затем взяла и сдохла, одарив напоследок вечностью и ненавистью к единственному и когда-то любимому брату. Такая вот сказочка.
Деймон не любит сказки с плохим концом.
Деймону больше нравится верить в то, что его чувства к Кэтрин были настоящими.
Иначе всё, что она у него отняла, он потерял зря.

URL записи

@темы: Damon/Stefan, Fic, NC-17, Канон

URL
   

By the Light of the Moon

главная