19:31 

В качестве подарка и с благодарностью

Юконда
“A hug is worth a thousand words. A friend is worth more.” "Obligation kills sincerity. If you want sincerity remove the obligation"."раньше были хиппи, теперь - слешеры. плюют на всё и правят всеми." (с)
Окончательные результаты Фэндомной Битвы еще не подсчитаны, но от себя могу сказать, что "Дневники вампира" в ней выиграли, причем однозначно, ибо ради этого виртуального поединка было написано немеряное количество очешуительно прекрасных текстов! Я не нашла в себе мужества подписаться на эту битву, поэтому могу сказать - наша команда, которая подхватила пошатнувшийся штандарт фэндома уже после старта марафона и с честью дошла до финала, ВЕЛИКАЯ!:wine: :super: :hlop:
И хочу в качестве благодарности за талант, креативность и упертость подарить ей и ее кэпу этот фик.:red:

Заголовок: Once you can hurt...you can love


Uploaded with ImageShack.us

Автор: Юконда
Баннер: django
Фэндом: The Vampire Diaries
Пэйринг: Деймон/Стефан, Деймон/Аларик
Рейтинг: кто-то с кем-то
Жанр: что-то с чем-то
Размер: миди (7500 слов)
Авторское примечание: написано спонтанно - в качестве благодарности (весьма сомнительной, правда) доблестной команде ДВ на ФБ - ее фикрайтерам, артерам и виддерам, и особенно ее кэпу, чья заявка на Vampa-Klaus собственно и вызвала цепную реакцию в виде этой словесной хуеты. Автор заранее просит прощения за то, что скорее всего испохабил ее смысл, и за дикий сопливый финал. Но мне хотелось закончить эту историю именно так - потому что в сериале нам никто не подарит такого end game. "Сделайте нам сопливо!" - своего рода предупреждение. Кому не страшно - вперед! (в качестве иллюстрации использован фрагмент рисунка Steve Walker)
* * *
С порога в ноздри шибанул запах алкоголя и секса. По ушам резанул смех. Влажный звук поцелуя.
Стефан вошел в библиотеку. Его брат и Аларик, растрепанные, полуголые, в одних полурасстегнутых, едва державшихся на бедрах джинсах, с упоением целовались возле бара.
Деймон первым почувствовал чужое присутствие. Оторвавшись от увлекательного занятия, проводил чуть встревоженным взглядом фигуру брата, стремительно исчезнувшую на лестнице, ведущей на второй этаж.
"Блядь, как же я тебя не услышал-то!"
Что-то мимолетно кольнуло в сердце.
Аларик, недовольный заминкой, просунул ладони за пояс штанов, властно облапил упругие ягодицы и потянулся за очередным поцелуем.
- Погоди, - отстранился Деймон. - У нас гости.
- Стефан?...
- Угу.
Историк неохотно выпустил свою добычу из объятий.
Брата Деймон обнаружил в его комнате. Стефан стоял спиной к двери и напряженно рассматривал что-то, что держал в руках. Деймон чуть сдвинулся влево, чтобы понять, на что так смотрит брат. Взору открылся уголок старой деревянной рамки от фотографии. Ох, как хорошо знал Деймон эту рамку! Брат держал в руках единственный сохранившийся снимок, на котором братья Сальваторе были еще людьми. Деймон очень хорошо помнил, как делали это снимок - Стефан, изо всех сил старавшийся не шевелиться и не моргать, так вцепился ему в плечо пальцами, что на коже остались синяки.
Едва уловимое движение, треск - и рамка полетела в камин. Деймон метнулся следом и голой рукой выхватил фотографию из огня. Только уголок обуглился.
- Совсем охуел?! Зачем?
Когда Стефан поднял взгляд, Деймону стало холодно под этими пустыми, равнодушными глазами.
- А на что она? - пожал плечами. - Если нужна - забери себе.
И исчез. Только затрепыхалась на распахнутом окне тяжелая занавеска.
Аларик ждал его в библиотеке, привольно развалившись на диване перед камином со стаканом виски в руке.
- Надо будет впредь быть осторожнее, - Деймон поставил треснувшую рамку на бюро и отобрал у Зальцмана виски. - Мне только проблем с ревнующим братом не хватало.
- Ревнующим? - бровь историка взлетела под челку.
- Знаешь, - хмыкнул Деймон, - когда живешь вечно, приходится как-то разнообразить... э-э-э... сексуальную жизнь.
Он постарался, чтобы сказанное прозвучало цинично. Но в сердце словно иголку воткнули.
* * *
А Стефан... Нет, он не ревновал. У него просто остановилось сердце.
Сколько он бежал? Да черт его знает. Долго. С его вампирской скоростью убежал далеко. Остановился, только когда понял, что силы кончились. Они даже у вампиров не безграничны.
Огляделся. Он был в лесу. Где-то. В каком-то незнакомом лесу. Он даже не был уверен, что по-прежнему в Вирджинии. Втянул ноздрями воздух - пахло влагой и гниющими водорослями.
Вышел к небольшому озеру. Блядь! Оно было так некстати похоже на то, из пошлого.
День клонился к вечеру. Прошел по берегу, сел на чуть влажный песок, прислонившись спиной к склонившейся над водой иве.
Сидел - и пытался вспомнить, что он должен сейчас чувствовать. Определенно ведь что-то должен? Только никак не удавалось вспомнить, что. И - как. Как это - чувствовать, когда вместо сердца гулкая пустота?
Клаус отнял у него чувства. Но не воспоминания. И Стефан отлично, до мельчайших деталей, помнил тело брата под своими ладонями...
* * *
Стефан исправно посещал вместе с отцом все церковные службы - и никогда не признавался суровому Джузеппе Сальваторе в том, что не верит в бога. В этого бога - не верит.
А верит - и всегда верил - в другого. Темноволосого и синеглазого, яростно-веселого, отчаянного и распутного бога по имени Деймон. Старший брат всегда был для Стефана тем божеством, которому поклоняешься истово и без сомнений. В обществе отца младший из братьев Сальваторе старался быть почтительным, вежливым и строго держаться в рамках поведения, которое бы полностью соответствовало желаниям синьора Джузеппе. И только наедине с Деймоном позволял себе быть таким, каким ему быть хотелось. Свободным и дерзким - как старший брат. Вольнодумцем и бунтарем - как Деймон. Нахальным, веселым и отважным, отдающимся жизни без всяких предрассудков - и берущим все, что может дать жизнь, без оглядки и сожалений. Правда удавалось это все реже и реже - потому что все реже и реже Деймон бывал в отчем доме. Отец не жаловал своего первенца за непокорство и дерзость и наглость иметь на все собственное мнение, а потому, едва достигнув 20-летия, брат старался держаться от фамильного гнезда подальше.
И только любовь к младшему брату, к его наивному и преданному Стефано - так называл его Деймон, - не позволяла ему окончательно оборвать все связи с домом. Влюбленные, восторженные, обожающие зеленые глаза младшего часто преследовали его во снах и заставляла снова и снова возвращаться в старый особняк в Вирджинии.
Их взаимная привязанность была настолько глубокой и прочной, все, что между ними происходило, казалось настолько естественным, что много позже ни один из них так и не смог вспомнить, кто сделал тот самый первый шаг...
В тот день они вдвоем уехали кататься верхом, забрались в какую-то глушь, где и наткнулись на удивительно прозрачное лесное озеро в обрамлении густого камыша. Стефан потом часто думал, что все дело было в том, что это озеро с безмятежно отражавшимся в нем небом было слишком похоже на взгляд Деймона... Синий и безмятежный в легкой тени густых черных ресниц...
Стефан валялся на берегу, жевал травинку и смотрел, как Деймон, его бог и властелин, выходит из воды. Обнаженный и прекрасный, ничуть не смущающийся своей наготы. Как, не стесняясь жадного взгляда брата, наклоняется бесстыже и раскладывает на траве одежду для просушки, потому что сначала они влетели в это озеро верхами, с разгону, на полном скаку, и вымокли оба до нитки.
- Тебе совсем не стыдно? - спросил, рассматривая сверкающую своей белизной на солнце крепкую упругую задницу.
- Стыдно? - оглянулся через плечо. - От тебя, что ли, прятаться? Или ты увидел что-то,чего никогда не видал? Ой батюшки, да ты никак краснеешь?! Ах ты ж святоша!
В мгновение ока старший оказался рядом и, хохоча, начал стаскивать с младшего штаны и нательную рубаху.
- Давай, раздевайся, нечего из себя девицу на выданье изображать!
Деймон не был настолько уж сильнее, просто он был азартнее, а Стефану, если уж говорить совсем честно, не очень-то хотелось сопротивляться, поэтому спустя пару минут веселой и громкой возни, сопровождавшейся хохотом и ругательствами, младший Сальваторе тоже оказался в чем мать родила. Деймон не успокоился и, сграбастав брата в охапку, швырнул его в озеро и прыгнул следом сам. Еще несколько минут они ныряли и барахтались, оглашая водную гладь и лес вокруг громкими воплями. Даже лошади, пасшиеся неподалеку, оторвали морды от сочной травы и не мигая уставились на это светопреставление.
Стефан вывернулся из рук брата и устремился к берегу, надеясь хоть там обрести убежище от безжалостной щекотки. Деймон рыбкой кинулся следом, поймал его за талию и опрокинул на теплый песок, прижав сверху своим телом. Оба замерли. Лежали и смотрели друг другу в глаза широко раскрытыми глазами. Что уж такое прочитали они тогда во взглядах друг друга? Стефан никогда не пытался дать этому определение. Ему казалось - сделай он это, найди нужное слово, и чувство умрет, как насаженная на булавку бабочка... То, что было между ними, должно было оставаться свободным!
Кажется, все-таки это был Деймон, кто первым потянулся поцеловать... Но Стефан точно помнил, что пальцы во влажную шевелюру брата запустил первым именно он - и что именно он первым легонько сжал загривок, пытаясь углубить поцелуй.
- Батюшки светы, - оторвавшись от губ младшего, чтобы глотнуть воздуха, хрипло хохотнул Деймон. - Кто бы мог подумать - святоша Стефан не девственник! Кто была та мастерица, что научила тебя целоваться?
- Заткнись, трепло! - Стефан, нисколько уже не смущаясь того, что они оба с братом обнажены и что возня в озере не прошла бесследно для них обоих, обнял Деймона еще и ногами. - Джентльмены о таком не болтают!
И впился в говорливый рот поцелуем.
Дальнейшее осталось в памяти как непрерывная череда жадных, поначалу торопливых, неловких и неуклюжих ласк, ласк неумелых, но таких сладких, о которых Стефан даже мечтать не смел.
- Это же... грех? - прошептал он после, пряча горевшее огнем лицо на груди Деймона.
- Грех? - хохотнул тот, ласково и умиротворенно перебирая пряди мягких светлых волос брата. - Ты же не веришь в бога? А если не веришь, то никто, кроме тебя самого, не может определять, что такое грех.
- Святотатствуешь, брат... Слышал бы тебя отец...
- К черту отца! - Деймон резко сел, сбрасывая с себя Стефана. - Никто не имеет права диктовать там, где выбирает сердце!
Стефан лежал на спине и с изумлением взирал на брата. Взъерошенный, с горящими глазами, припухшими от поцелуев алыми - любая девица обзавидовалась бы! - губами, яростный, гневный, такой...родной.
- Дей... - позвал негромко. - Дей, ты... пытаешься мне что-то сказать?...
Брат мгновенно обмяк и отвернулся.
- Дей... - теплая ладонь легла между лопаток. - Пожалуйста...
Напряженная спина под нежным прикосновением расслабилась, Деймон приобернулся, глядя на Стефана через плечо. Младший не отвел требовательный, ожидающий взгляд.
Тогда старший одним плавным движением накрыл его тело своим, взял в ладони лицо, прижался лбом ко лбу.
- Не скажу, - улыбнулся. - Потому что... ты и так знаешь...
И накрыл его рот своим.

* * *
Это он помнил так, словно случилось вчера. Помнил до деталей. Слишком хорошо. Но ничего не чувствовал!
Лицо исказила вампирская гримаса, с клыков закапала слюна, из оскаленной пасти вырвался страшный, совершенно нечеловеческий рык. Он рвал когтями собственную грудь - там, где должно быть сердце. Располосованная на ленты футболка окрасилась кровью. Было больно. Всего лишь больно. И все... Да и разодранная до ребер плоть заживала слишком быстро...
Когда первые лучи солнца отразились на безмятежной глади воды, бросил взгляд на кольцо на среднем пальце правой руки.
Снять?
И тут же захохотал, откинув назад голову. Боже, какая жалкая патетика! Деймону бы понравилось.
Отсмеявшись, стряхнул со штанов налипший песок - и отправился искать дорогу назад в Мистик Фоллз.
* * *
Деймон ждал его в библиотеке. Как обычно - со стаканом виски в ладонях.
- Где тебя носило?
- Гулял, - равнодушно дернул плечом.
Деймон понюхал воздух - человеческой кровью не пахло. Даже будучи риппером, его брат не перенял привычки Деймона убивать, чтобы избавиться от плохого настроения.
- И где же ты... гулял? Тебя двое суток не было.
И снова равнодушное: - Где-то.
- Выпьешь? - Деймон, качнув стаканом, решил сменить тактику. - Или сварить тебе кофе?
- Спасибо, - издевательский взгляд из-под бровей. - Я сам. А то еще нальешь туда какой-нибудь гадости типа вербены. А что? Я бы налил. Было бы весело.
Брат повернулся - и Деймон увидел располосованную на груди майку и кровь - словно кто-то когтями терзал плоть.
Сглотнул.
- Ты с кем дрался?
- Дрался? - недоуменно переспросил Стефан.
Деймон глазами показал на разодранную одежду. Младший секунду рассматривал ошметки - так, словно пытался вспомнить, что собственно произошло. А потом равнодушно пожал плечами:
- Не важно.
- Слушай, Стеф, надо поговорить.
- О чем?
- Об Аларике.
- А что с Алариком?
- Ну... По поводу того, что ты здесь видел...
Секунду помедлив, Стефан расхохотался.
- Господи, да развлекайся! Гилберт, Зальцман... Какая разница! Хоть весь Мистик Фоллз перетрахай. Включая Локвуда.
И ушел наверх.
Спустя минуту в душе зашумела вода. Когда звуки стихли, Деймон с кружкой ароматного дымящегося кофе поднялся в комнату брата. Сунул кружку в руки Стефану - тот посмотрел и аккуратно поставил кофе на стол.
- Давай все же поговорим.
- Потом. Я голоден.
На этот раз Деймон успел преградить ему дорогу. У окна столкнулись грудь в грудь.
-Отойди, - в голосе брата звучал лед.
- Сначала поговорим.
Деймон потянулся, чтобы коснуться ладонью щеки - и отлетел в сторону, с диким грохотом впечатавшись спиной в стену. Что-то противно хрустнуло.
"Ключицу сломал", - подумал лениво.
- Никогда. Больше. Не. Смей. Прикасаться. Ко. Мне, - искаженное вампирским оскалом, с красными глазами и вздувшимися венами лицо брата в сантиметре от его лица.
И - никого.
Только колышется занавеска на распахнутом настежь окне.
* * *
- Знаешь, Клауса наверное лучше все-таки не убивать, - лениво проговорил Аларик, баюкая в ладони пузатый бокал с бурбоном. - Если к твоему брату вернутся чувства, мне не жить.
- Клауса лучше не убивать по другой причине, - эхом отозвался Деймон. - Потому что если к Стефану вернутся чувства, я его больше никогда не увижу.
- Да ладно, - хохотнул Аларик. - Найдешь. Отследишь по трупам. Впервой что ли?
Деймон окатил его бешеным взглядом:
- У тебя что-то не то с чувством юмора!
Но молнии в синих глазах не произвели на историка ни малейшего впечатления.
- Я всего лишь констатирую очевидное, - дернул плечом Зальцман.
Но они все-таки попытались убить этого чертова Первородного. Но с тем же успехом могли попробовать заставить землю вращаться в другую сторону. Деймону казалось, что удалось предусмотреть буквально все, но естественно в последний момент ситуация вышла из-под контроля. Чертов Стефан! Надо было накачать его вербеной и запереть в подвале!
Когда откуда ни возьмись возникший брат выбил из рук Деймона кол из белого дуба и спас Клаусу жизнь, старшего Сальваторе как ветром сдуло из резиденции Локвудов. Он не желал смотреть на счастливое воссоединение парочки маньяков!
Он в бешенстве метался по библиотеке, сшибая мебель и кроша башмаками противно хрустевшие осколки хрусталя.
"Только вернись! Вот только вернись - я голыми руками разорву тебя на кусочки! Вырву твое гнилое сердце и заставлю его сожрать! Урод ебаный!"
Но Стефан не вернулся.
Вместо этого позвонила госпожа Петрова.
- Сейчас я не заинтересован в детальном разборе моих ошибок, Кэтрин.
- И в мыслях не было. Звоню, чтобы сказать "прощай".
- Даже не знаю, что тебе на это ответить.
- Можешь промолчать, - хмыкнула в трубку. - И - да. Если тебя это утешит. План был действительно хорош, Деймон. В моих устах это высшая похвала, учти.
- Мне не нужны твои утешения. Куда теперь? Снова уйдешь в подполье?
- По крайней мере моя жизнь не будет скучна! Прощай, малыш!
Нажав на отбой, вампирша обернулась к пассажиру своего мустанга.
- Он не знает, что и почему пошло не так?
- Ему и не надо об этом знать, - Сальваторе-младший пожал плечами.
- Ты спас ему жизнь - и позволяешь думать, что предал?
- Так удобнее. Для всех. Я не могу позволить всему этому вернуться. Я не хочу снова чувствовать то, что когда-то чувствовал, заново переживать то же самое, что уже пережил однажды. Я просто больше не хочу. Особенно теперь, когда...
Он резко оборвал себя.
Но Кэтрин не успокоилась.
- Нет, ты все же скажи мне - почему ты не хочешь, чтобы он знал?
- Потому что мне не нужно, чтобы он делал что-то из-за того, что чувствует себя должником! Я хочу, чтобы он совершал какие-то поступки ради меня просто потому, что я - это я, а не потому, что он чем-то мне обязан! Но теперь это невозможно. У меня больше нет того брата, который когда-то был. И знаешь, кто тому причина? Ты, Кэтрин. Это ты забрала его у меня. И поэтому у нас с тобой никогда ничего не получится. Никогда. Понимаешь?
- Ну что ж... Тогда прощай и ты, малыш...
* * *
Ни через неделю, ни через месяц, ни через пол-года следов Стефана обнаружить не удалось. А ведь Деймон искал. Еще как искал - когда остыл и начал соображать, и понял, что в действиях брата наверняка крылся какой-то смысл, о котором он просто не успел или - что вернее - не захотел сказать. Иногда Сальваторе-старший сам себе напоминал компьютерного маньяка - его день начинался, продолжался и заканчивался всегда одинаково: отслеживанием в интернете (благослови, господь, сэра Тимоти Джона Бернерса-Ли!) любой информации, так или иначе связанной с массовыми или странными убийствами или исчезновениями людей. В чем ему - надо отдать ему должное - активно помогал Аларик. Пару раз казалось, что напали на след, но каждый раз при помощи коллег Зальцмана, других охотников на вампиров, выяснялось, что это дело клыков Клауса, вытряхнувшего из гроба Элайджу и наслаждавшегося воссоединением семьи. И кстати ничем, кроме обуявшего древнего в связи с этим благодушия, Деймон и Аларик не могли объяснить внезапного откровения Клауса...
Узнав, что брат не предал, а снова спас, и что он свободен от внушения, Сальваторе-старший возненавидел первородного еще больше...
Стефан же как сквозь землю провалился. Деймон уже тысячу раз проклял себя за то, что опрометчиво упокоил мисс Алексию Брансон - Лекси всегда знала, где Стеф и что с ним, и хотя не питала симпатии к старшему из братьев, никогда не отказывалась сообщить о передвижениях младшего. Но теперь обратится было не к кому... Можно было бы конечно попробовать разыскать Кэт, которая скорее всего в силу старой привычки не упускала Стефана из виду, но ее телефон сначала мило сообщал, что абонент временно недоступен, а потом констатировал - абонента с таким номером не существует. И все.
Тогда Деймон буквально изнасиловал Бонни требованием сделать что-нибудь и найти брата - ведьма она в конце концов или нет?! Мисс Беннетт честно пыталась.
- Заклинание поиска по крови не работает на вампирах, Деймон. Для него нужна живая кровь, а вы - мертвы.
- Не может быть, чтобы в твоих чертовых гримуарах было только одно это ёбаное заклинание! Ищи!
Бонни нашла - заклинание, при помощи которого можно было обнаружить магические артефакты, произведенные на свет силами ведьм Беннетт. И с его помощью попыталась определить, где находится кольцо Стефана Сальваторе. Заклинание с точностью до сантиметра показывало местонахождение колец Деймона и Кэролайн, кольца Аларика, кольца Джереми, но искать кольцо Стефана отказывалось напрочь.
- Оно не работает! Это может означать что угодно - что кольца больше нет или что оно находится вне зоны действия моего заклинания. В конце концов магия не рассчитана на бесконечные расстояния.
- Что значит - кольца больше нет?!
- Мы оба понимаем, что это значит.
- Нет! Заткнись, ведьма! Если бы со Стефаном что-то случилось, я бы почувствовал. Я знаю, что почувствовал бы! Я надеюсь, что почувствовал бы... Хоть что-нибудь...
Бонни лишь проводила его нечитаемым взглядом.
Когда стало окончательно ясно, что от ведьмы помощи не будет, Деймон занялся изучением дневников брата. Раньше Стефан всегда таскал их с собой. И то, что на этот раз старые блокноты в обложках из свиной кожи остались пылиться на столе в его комнате, выбивало у Деймона почву из-под ног. В этом ему виделся знак - Стефан исчез навсегда. А с этим мириться старший Сальваторе не собирался. Он мог сколько угодно дразнить, шпынять, отталкивать брата, обливать его презрением и даже ненавистью, обвинять во всех смертных грехах, но это никогда не значило, что он готов позволить ему уйти. Вот так - бесследно. Младший брат принадлежал ему! Он не может просто исчезнуть. В конце концов есть кое что, что Деймон все еще должен ему сказать.
Вот почему сейчас он досконально изучал дневники Стефана в надежде найти хоть какой-то намек на то, где его искать. За те 150 лет, что они провели в шкуре вампиров, младший изрядно попутешествовал. Дважды закончил Итон. трижды - Стэнфорд, в Сорбонне не доучился ни разу из четырех, получил степень магистра в Кэмбридже (дважды) и Оксфорде (тоже дважды), пробежался по всем университетам Лиги Плюща, но нигде не задержался дольше пары семестров ("Американское образование - такой примитив! Лучше еще раз поступить в Кэмбридж. Скажем, на философию... Или лучше лингвистику? Нет, скучно, я и так знаю десяток ненужных языков... Тогда может история? Совсем нет - я же не выдержу и прикончу кого-нибудь из этих зануд-профессоров, рассказывающих сказки про войну Севера и Юга!"), имел доступ во все самые богатые и известные библиотечные собрания Старого Света, в том числе Национальную библиотеку в Париже и библиотеку Британского музея в Лондоне.
- Хм... Я и не знал, что он умеет читать по-арабски.
- Глубокая мысль, - Аларик оторвался от монитора компьютера, при помощи которого по уже въевшейся привычке искал в сети отголоски чего-нибудь необычного. - С чего вдруг?
- А вот - описание библиотеки Эскуриала. Фрески Джордано, Кардуччи и Пеллегрино, беломраморная статуя Христа работы Бенвенуто Челлини... 130000 томов и более 4000 редчайших манускриптов, в том числе на древне-арабском...
- Погоди, как ты сказал? Эскуриал?
- Ты, историк хуев, не знаешь, что такое Эскуриал?
- Да блядь я не об этом! Погоди, где оно? Вот же только что попадалось! Сейчас-сейчас, - и Зальцман забарабанил по клавиатуре.
Через минуту раздался победный вопль:
- Эврика!
Деймона буквально сдуло с дивана.
- Вот читай - хроники Ватикана, - старший Сальваторе смотрел на экран, перегнувшись через плечо учителя. - Вот смотри - ничего не щелкает?
В заметке "Вестника Ватикана" настоятель монахов Ордена Святого Августина в монастыре Эль Эскуриал падре Альфонсо Альбалате-и-Барраса рассказывал об одном из членов своего братства, падре Эстебане, фанатично верующем монахе, исполняющем церковное послушание по измождению плоти, чье присутствие в исповедальне буквально творит чудеса. Падре Эстебан накладывает самые жестокие епитимьи, но на исповедь к нему едут католики со всего света, потому что если он опускает грехи, люди выходят из исповедальни просветленными.
- Не может быть!
- Почему не может? Смотри - дата появления Эль Падре Эстебана в монастыре Святого Августина в Эскуриале всего на пару месяцев отстоит от времени побе... э-э-э, прости - исчезновения твоего братца. И имечко на мой вкус весьма говорящее...
- Я не в том смысле, что это не может быть Стефан, а в том, какая тут извращенная ирония! - Деймон сильно потер ладонями лицо и глухо рассмеялся. - Он никогда не верил в бога. Хотя... Стать монахом-исповедником - это шутка вполне в его духе.
А про себя подумал: "Неужели я нашел тебя, братик?"
* * *
- Святотатствуешь, брат мой?
Стефан вздрогнул и поднял голову - с той стороны зарешеченного окошка исповедальни на него в упор смотрели пронзительные синие, так хорошо знакомые глаза.
Дьявол! А он был так свято уверен, что Эскуриал - величественный, мрачный, холодный, так соответствующий состоянию его души (если конечно у вампиров бывает душа), станет его прибежищем надолго! Но прошлое снова вышло на его след...
- Как ты меня нашел?
Деймон расслабился, улыбнулся, откинувшись на спинку жесткой деревянной скамьи.
- Честно - в самом страшном сне мне бы не приснилось искать тебя в монастыре. Но на досуге - а у нас, вампиров, его, как ты понимаешь, много, - я внимательно прочитал твои дневники. "Эскуриал, - процитировал он высокопарно, - это место гипнотизирует меня..." Сколько пафоса, брат!
- Надо было их сжечь, - голос монаха звучал равнодушно и холодно. - Зачем ты пришел?
- Хорошо выдубленная свиная кожа плохо горит. И страшно воняет. А насчет - зачем... Соскучился по младшему братишке?
Поморщились оба - память у вампиров хорошая, и издевательская фраза Деймона, произнесенная на пороге их особняка в Мистик Фоллз несколько лет назад, легко всплыла в сознании. И звучала она сейчас еще более... фальшиво.
Под немигающим взглядом зеленых глаз брата Деймон слегка смешался, дернул плечом, сильно потер ладонями лицо.
- Можешь не верить, да я бы и сам не поверил, но это правда. Я как-то перестал любить одиночество.
- Тебя выгнали из Мистик Фоллз? - Деймону показалось, или в невыразительном голосе Стефана мелькнула тень сарказма?
- Вообще-то я сам уехал. В том, чтобы быть вечным студентом, есть свои прелести, но и свои недостатки. Мне не понравилось смотреть на то, как стареют мои...
- Любовники? - ну сейчас-то уж точно мягкий баритон окрашен желчью!
- Когда ты успел стать таким злым? Кстати я предлагал Аларику стать вампиром... Слышал бы ты, как он ржал! Заявил, что никогда не мечтал о лаврах Микаэля и что вечность в компании со мной - не тот вид вечного блаженства, на который он рассчитывал после смерти.
Деймон приблизил лицо к решетке и произнес заговорщическим полушепотом:
- И если хочешь знать, не так уж он и постарел... Бонни - черт бы побрал всю семейку Беннетт! - наложила чары на его кольцо... Мужчина в самом расцвете сил.
- Мне не интересны подробности жизни твоих постельных компаньонов. И если ты не собираешься говорить, зачем пришел, то тебе придется освободить исповедальню...
- Да-да, я в курсе - Эль падре Эстебан пользуется бешеной популярностью у кающихся! Знали бы они, кому исповедуются! А кстати- я кажется понял, почему им так нравится, когда грехи им отпускаешь ты! Внушение, да? Ты внушаешь им веру в то, что они исправились! Я угадал?
- Тебе не разозлить меня, - голос обдает льдом. - Уходи. Просто уходи - если тебе конечно зачем либо не нужна моя помощь.
- Господи, Стефан, что ты опять с собой сделал?! Во что ты себя снова превратил? И мне не нужна твоя ебаная помощь! Но - так, на всякий случай, - если бы была нужна, ты бы действительно помог?
- Да.
- Почему?
- Ты мой брат. Я не хочу тебя видеть. Я ничего не хочу о тебе знать. Но я не могу забыть того, что ты - мой брат. Я пробовал. Можешь мне поверить. Уходи...
Деймону показалось - или в голосе несгибаемого падре Эстебана, накладывающего самые жестокие епитимьи, прозвучала мольба?
* * *
Аларик ждал его во внешнем дворике аббатства. Историк, перекатывая на зубах травинку, привольно раскинулся на массивной каменной скамье, ровеснице Эскуриала, и лениво наблюдал за снующими вокруг туристами.
- Ну? - вскинул глаза.
- Ты прав, это действительно Стефан.
- Ну так почему ты с пустыми руками? Спеленал как младенца, закинул на плечо - и рвем когти, пока паства не очухалась!
Деймон только покачал головой.
- Стефана я может быть и спеленал бы, и уволок против его воли. Но этого... монаха-стоика... Не выйдет. Да пойди сам взгляни - у него еще больше часа на исповедь!
- Не-не-не, - замахал руками Зальцман. - Охотник на вампиров, исповедующийся вампиру, - это апокалипсис, который не снился даже Босху в его кошмарах!
- Короче, - посерьезнел вдруг. - Что делать-то будем? Может оставим все как есть?
- Я не могу, - в глазах Деймона мелькнула тоска. - Я должен вытащить его отсюда. Он мой брат. А я бессмертен. Ты же не думаешь, что я захочу прожить вечность в одиночестве?
- Ключевое слово здесь - вечность, - Аларик не желал сдаваться. - Помяни мое слово - ему это скоро надоест, он сам сбежит отсюда - а ты тут как тут: привет, брат!
- Я не об Эскуриале. Здесь-то его не будет уже к утру...
- То есть?
- Если я знаю своего брата, а я его знаю, он уйдет нынче же ночью. И уйдет так, что никакие ведьмы на свете и никакие ушлые охотники на вампиров не помогут напасть на его след. Так что нам срочно нужно что-то предпринять.
- Как чувствовал, - деланно вздохнул Аларик, вытаскивая из сумки ноутбук. - Хорошо что я такой умный и запасливый. Вот смотри - древние планы Эскуриала, из его родной кстати библиотеки - храни господь архивных крыс типа этого неизвестного мне Касири*! А это - то, что нам скорее всего нужно. Он конечно может уйти, просто воспользовавшись парадным входом, но что-то мне подсказывает - он пойдет вот здесь...
На экране ноута Аларик ногтем отметил тоненькую прерывистую линию.
- Что это? - Деймон наклонился поближе.
- Подземный ход - прямо из усыпальницы Карла V* на противоположный склон Гуадаррамы*.
- Откуда мы знаем, что он не засыпан и не обвалился? И что Стефан о нем знает?
- Падре Эстебан может и святой отец, а вот Стефан Сальваторе - отнюдь. Я пообщался с местными коллегами (на слове "коллеги" Аларик сделал многозначительное ударение), они уверены, что в окрестностях Мадрида обитает по крайней мере один вампир - старый, опасный, осторожный и умный. И следы его...э-э-э... жизнедеятельности как правило находят именно здесь.
- Он не прячет трупы?
- Не прячет. В этом нет насущной необходимости, потому что как правило это трупы тех, чью смерть расследовать никому не придет в голову.
-То есть?
- Ну... Пару лет назад он к примеру избавил столицу от главаря местной мафии, настоящего отморозка. Баскские боевики ЕТА боялись соваться в Мадрид по той же причине. Кстати поговаривают, что именно он стал причиной объявление ЕТА об окончательном прекращении вооруженной деятельности... Бедный, кем теперь питаться-то будет!
- Блядь, тоже мне - вампирско-католический Робин Гуд выискался!
- Вот уж не ебёт, как говорится. Но я думал, тебя обрадует, что он не вернулся к кроличьей диете!
- Я счастлив до усрачки. А кстати почему твои местные коллеги (Деймон виртуозно скопировал интонацию любовника) не объявили охоту на этого вампира? И между прочим не доказано, что это именно Стефан.
- А по мне - так это просто открытая декларация: здесь живет и охотится Святой Стефан Сальваторе! Ну не совсем конечно святой, хотя по вампирским меркам и в сравнении, скажем, с тобой...
- А как же - Риппер? Трупы по всему Теннеси?
- Я бы не стал ставить это ему в вину, - вдруг посерьезнел Аларик. - Это не было его выбором.
- Ладно, замяли. Где мы будем его караулить?
- Ты останешься здесь, на воротах - на всякий так сказать пожарный. А я подожду нашего мальчика вот здесь.
- Почему на воротах - я?
- Потому что простому смертном типа меня прятаться в кустах на склоне горы проще. И я влеплю ему заряд вербены без малейших колебаний - в отличие от тебя.
- Аларик, - что-то в голосе старшего Сальваторе заставило охотника замереть. - Почему ты мне помогаешь? Ты ведь не можешь не понимать, что...
- Что - как только мы вернем тебе твоего ненаглядного Стефана - ты дашь мне под зад пинка?
- Я не об этом... Ты же его не любишь...
- Я не люблю вампиров вообще. Предупреждаю следующий вопрос - за редкими исключениями. Ну то есть за двумя исключениями. И ты - просто мой тайный порок, будем называть вещи своими именами. И если хочешь знать, то я буду даже рад прекратить... все это. Освободиться. Я вернусь в Мистик Фоллз, женюсь на Елене - надеюсь, вы с братом не будете против? - напложу детей, научу Мэтта и Джереми всем тонкостям моей профессии - и я не о профессии учителя веду речь, - и спокойно умру от старости, окруженный детьми, внуками и учениками.
- Экий ты...рай на земле нарисовал.
- Ага. Простой человеческий рай. И вам со Стефаном в него лучше не соваться.
- Ты хороший друг, Рик. И трахаться с тобой... ничего так. Даже приятно. А уж собутыльник - просто мечта! Но. Когда я верну брата, я забуду о тебе. О тебе и об этой проклятой всеми богами дыре под названием Мистик Фоллз. Забуду может и не навсегда, но уж на твой-то век точно хватит. Это я могу тебе обещать.
- Ну вот и договорились. И... Знаешь что, Дей? Ты тоже... ничего себе друг. Шею вот мне всего два раза свернул (Зальцман хохотнул). Насчет трахаться судить не берусь - других мужиков у меня не было, сравнивать не с чем. Но подозреваю, что бывают и получше! А вот пить ты умеешь - это да!
- Только последнее признание избавляет тебя от мучительной смерти!
- Хочешь в третий раз шею свернуть? Хорошо подумал? - и Аларик многозначительно продемонстрировал упрятанный в рукав самострел с пропитанными вербеной дротиками.
* * *
Зальцман его едва не прозевал. Просто в какой-то момент на только что совершенно пустом склоне, нереально высеребренном светом полной луны, возникла мимолетная черная тень. Мелькнула - и тут же пропала. Почти. Все-таки опыт и инстинкты охотника сказались - позицию перед выходом из подземного хода Аларика занял верную. И когда затянутый во все черное тонкий силуэт оказался к нему спиной, без колебаний всадил в нее пару парализующих дротиков.
Когда наклонился над подстреленным вампиром и перевернул того на спину, попутно скидывая с головы капюшон, оказалось, что Стефан еще в сознании.
- Так и знал, без тебя не обойдется, - хрип вместо голоса, алый высверк страшных глаз под луной.
- Сочтемся, - хмыкнул историк, доставая мобильник. - Деймон... Да. Готов. (Ткнул носком ботинка в бок) В отключке. Да нет, я его хорошо зарядил - на полсуток минимум хватит. Ну... Жду. На себе тащить не собираюсь. Твоя ноша - ты и таскай.
Спустя примерно полчаса Аларик услышал звук приближающегося вертолета. Когда на фоне склона показался хищный черный силуэт "кобры", только хмыкнул. Машина аккуратно села и с подножки, не дожидаясь, пока остановятся винты, спрыгнул Деймон.
- Все вампиры пижоны, или ты один такой? И заметь, я не спрашиваю, откуда ты угнал военный вертолет!
- Я не угонял. Это мой. Можешь счесть его моей маленькой слабостью.
- И далеко нам лететь на этой "слабости"?
- Всего-то тысячу с небольшим километров...
Аларик опешил.
- Это куда ж ты собираешься его тащить?
- На историческую можно сказать родину.
Иногда Аларик умел соображать очень быстро.
- Ночью? Через море? На штурмовом вертолете? Какой изысканный способ самоубийства!
Деймон только усмехнулся, легко закидывая бездыханное тело брата на сиденье в салоне и пристегивая ремни.
- Вертолет военный, баки полные, скорость почти как у какой-нибудь сессны, а я, как ты справедливо отметил, вампир и в темноте вижу как днем. Давай, тащи сюда свою задницу.
- Я?! С тобой?! В Италию?! Да ни за что!
- Не просто в Италию. Во Флоренцию. И не выёбывайся.
* * *
Подобной красоты в своей жизни Зальцман еще не видел. Не черное, а темно-синее бархатное небо, утыканное мириадами бриллиантовых булавочек-звезд. Белесая, каких-то невероятных размеров луна, тонким серебром расписывающая расстилающуюся внизу гладь Средиземного моря. Лунная дорожка лежала на воде словно указка - и Деймон не отказал себе в удовольствии провести "кобру" прямо по ней так низко над морем, как только возможно, посмеиваясь при этом над откровенным испугом Аларика.
- Не трясись! Если рухнем, я не дам тебе утонуть!
Когда подлетали к Флоренции, силуэт Апеннин уже был подкрашен нежно-розовым и прозрачно-желтым в лучах встающего из-за гор солнца...
Вампир посадил винтокрылую машину на небольшую площадку возле роскошной - это Аларик успел рассмотреть еще с воздуха, - явно старинной виллы на берегу Арно, окруженной виноградниками и рощами оливковых деревьев. Вопросительно поднял глаза.
- Добро пожаловать в мой итальянский дом. Я, знаешь ли, за последние полтора столетия путешествовал не меньше братика,только в отличие от него я люблю обустраиваться с комфортом. Вилла Пандольфини показалась мне подходящим местом.
Когда Деймон вернулся, Аларик сидел в плетеном кресле под навесом галереи и рассматривал экран ноутбука.
- Вилла Пандольфини, - он поднял глаза на хозяина дома. - Я заценил. XII век, старинные фрески, Наполеон, все дела... А когда тебя нет, вилла функционирует как охуеть какой дорогой мини-отель, я правильно понял?
- Ничто не должно простаивать зря, - улыбнулся Деймон, наливая два бокала тягучего темно-красного вина с каким-то странным ароматом.
- Не шевели так носом, все равно не распознаешь! Это тебе не плебейское пойло типа виски. Черная мальвазия... Malvasia Nera... Напиток греческих богов. Выпьем? - Сальваторе протянул бокал.
- Выпьем, - согласился Зальцман, пробуя на вкус предложенное вино. - М-м-м...Только знаешь - давай обойдемся без пафосных прощаний. Знаешь как говорят? Долгие проводы - лишние слезы.
- Ну ты же не собираешься рыдать у меня на груди! - рассмеялся Деймон и вдруг оказался вплотную. Так близко, что при вдохе грудь касалась груди.
- Пей, - прошептал. - Пей, Рик. Когда еще тебе на твоем веку предложат нечто подобное.
Аларик выпил. И тут же Деймон жестко и властно завладел его ртом, поцелуем усиливая послевкусие.
До конца своей жизни Аларик Зальцман будет помнить вкус этого вина и горечь этого поцелуя...
* * *
Очнувшись, Стефан не сразу понял, где он и что с ним. Вокруг было темно. Вербена вызывала противную слабость во всем теле и делала мутным сознание. Последнее, что он помнил, - лицо склонившегося над ним Зальцмана. Вспомнив охотника, дернулся, и тут же понял: бесполезно. Цепи держали крепко. Попытался оглядеться, чтобы сообразить, где его заперли. Когда глаза привыкли к темноте, увидел стены мощной каменной, явно очень старой кладки, местами подернутые седыми потеками ведьминого мха. Окон не было. Даже узких бойниц.
"Подвал", - понял Стефан.
Пол тоже каменный. В дальней стене массивная, окованная железом дверь.
Снова попробовал пошевелиться - звякнули цепи, в лодыжки и запястья впились кандалы. Подергал - только чтобы убедиться, что приковали его хорошо. Мелькнула мысль - "покричать?", но тут же была отметена как недостойная.
"Не дождешься", - ухмыльнулся криво.
Чуткое вампирское ухо уловило звук шагов. Шагов, которые он так хорошо знал!
"Ну вот и братик пожаловал..."
Тяжелая дверь открылась неожиданно бесшумно.
- Ты телепат? - приветствовал Стефан брата.
- Нет, - усмехнулся, подходя вплотную, Деймон. - Просто Аларик точно рассчитал, когда ты очнешься.
- Мне бы только до него добраться, - от льда в тихом хриплом голосе замерзла даже влага на стенах.
- Надеюсь, он уже далеко, - осклабился в ответ брат. - Я знал, что ты не будешь счастлив его видеть.
- А что от меня нужно тебе? Будешь... перевоспитывать? - в голосе прозвучало ехидство. - Ну так приступай, не тяни. Только предупреждаю - мне не привыкать.
- Я не собираюсь тебя перевоспитывать.
- А, значит хочешь типа отомстить за предательство!
Пару секунд Деймон молчал. Потом раздалось совсем тихое:
- Стеф...
Брат опустился перед ним на корточки, снизу вверх заглянул в лицо.
- Мне не за что мстить. Я просто хочу вернуть тебя в свою жизнь.
- Ты выбрал весьма своеобразный способ! Собираешься держать меня на цепи вечность? Хотя нет, погоди, посадишь в клетку - так надежнее да и интереснее, можно будет поставить ее где-нибудь в саду например и показывать меня гостям! А что - занимательный же экспонат для твоего зверинца! Вампир ручной одомашненый!
- Заткнись! - Деймон оскалился и сжал пальцы на горле брата.
Стефан захрипел, но не сдался. Говорить не мог - только смотрел. С вызовом.
- Просто... заткнись. Не зли меня - я помню, как легко тебе удается выводить меня из себя. А мне всего лишь нужно с тобой поговорить.
Деймон разжал руку, Стефан покрутил головой, ощущая, как регенерирует раздавленная гортань.
- Почему ты ушел, ничего не объяснив?
- Прости, - издевательски просипел в ответ, - не знал, что кому-то были нужны мои объяснения! "Ах, Деймон, ты все не так понял, я блядь в сотый раз спасал твою задницу!" Ты искренне веришь, что стал бы меня слушать?! И если даже да - то что бы ты мне на это ответил? Сказал спасибо? Да что ты? Пошел на хуй или ненавижу - в это я быстрее поверю. Но это я слышал так часто, что оно перестало меня забавлять. И кстати ты меня бросил там как ненужный хлам. Как пустой стаканчик из-под колы. Просто - смял и выбросил. И не надо мне тут втирать, что убивать Клауса ты шел ради меня! Молчишь?! Слава богу, что хотя бы молчишь.
- Ну вообще-то убийство Клауса преследовало целый комплекс целей, - после паузы произнес Деймон. - И твое освобождение было одной из. Если честно, то меня чудовищно заебал тот мудак, в которого ты превратился под его внушением, и мне ужасно хотелось от него избавиться! Любой ценой.
Слова сорвались прежде, чем Деймон осознал их смысл. А Стефан внезапно рассмеялся.
- Спасибо, старик. Ты сейчас сделал меня счастливым.
Деймон вопросительно поднял бровь.
- Ты не соврал.
Старший отвернулся, пряча лицо, на какую-то долю секунды исказившееся гримасой боли.
- Кто виноват в том, что ты совсем разучился отличать, когда я вру?
Но младший словно бы не услышал этих слов.
- Знаешь, если ты делаешь это потому, что чувствуешь себя должником, то не стоит. Не утруждай себя. Ты ничего мне не должен. Я сделал то, что сделал, не потому, что мне что-то нужно взамен, а просто исходя из того, что чувствовал. Ты не при чем. Мои чувства к тебе не требуют оплаты. Я поступал так ради себя, не ради тебя. Поэтому не стоит пытаться оплатить несуществующий долг. Направь свои усилия на что-то более... продуктивное.
Звонкая оплеуха остановила этот словесный поток. Братья вцепились друг в друга бешеными взглядами. Деймон заговорил первым.
- Я отпущу тебя. Если ты заткнешься и дашь слово, что никуда не сбежишь.
- Чтобы планировать побег, нужно по крайней мере знать, где находишься...
- Firenze... - голос Деймона внезапно приобрел странные бархатистые интонации.
- ?...
- Флоренция, мой друг. Мы в Тоскане - это место гораздо больше подходит тем, кто носит фамилию Сальваторе, не находишь? Пьяццо, палаццо, базилики...
- Что ты здесь забыл?
- Вообще-то я тут живу. Иногда. Ну? Обещаешь не исчезать - хотя бы до тех пор, пока мы оба не успокоимся и нормально не поговорим?
Стефан расхохотался.
- Нормально? А что в нашем с тобой случае значит это слово - нормально? Когда один из нас прикован к стулу и под завязку накачан вербеной?!
Вместо ответа Деймон одним движением разорвал стягивавшие брата цепи.
- Убирайся. Иди, куда захочешь.
Но Стефан никуда не ушел. Почему? Он сам не сразу нашел ответ на этот вопрос. Возможно, ему стало любопытно - а смогут ли они действительно нормально поговорить?
Утром Деймон обнаружил брата, сидящим на галерее с видом на небольшой парк в стиле Возрождения и потягивающим легкое белое вино из высокого бокала.
- Конюшни? - вместо приветствия бросил он и вопросительно шевельнул бровью в сторону низкого, крытого красной черепицей строения в глубине двора.
- Конюшни, - как ни в чем не бывало, так, словно бы вчера не они готовы были вцепиться друг в друга клыкам и когтями, ответил Деймон, наливая вина и себе. - Не хочешь прокатиться?
Брат посмотрел на него с интересом.
- Лошади же не выносят вампиров...
- Мои, - усмехнулся Деймон, - выносят.
- Но... как? - не удержался Стефан от совершенно детского удивления.
- Помнишь моего ворона? Я научился контролировать сознание некоторых животных и птиц. Я всегда любил верховую езду. Не хотелось лишать себя этого маленького удовольствия. Спрашиваю еще раз - не хочешь прокатиться?
- Хочу! Полтора столетия не ездил верхом.
Конюшня была под стать вилле (чье убранство Стефан уже успел оценить) и ее владельцу. Череда просторных светлых денников - по десятку с двух сторон от прохода. Справа храпели и гнули свои лебединые шеи серые в яблоках чистокровные андалузские жеребцы, слева влажными фиолетовыми глазами на узких горбоносых мордах косили вороные неаполитанцы. Только ради одних этих лошадей сюда можно было водить экскурсии.
Деймон с нескрываемым удовольствием следил за реакцией брата на эту лоснящуюся роскошь. Стефан оценил - в конце концов лошадей они оба любили с детства. Хотя в Вирджинии в середине позапрошлого века таких лошадей не видел никто.
Мальчишка-конюх почтительно подвел своему синьору крупного вороного жеребца без единой белой отметины, а его гостю - темно-серого с роскошной белой гривой и струившимся до самых копыт хвостом. Стефан протянул руку, чтобы погладить коня по шелковой морде, тот всхрапнул и попытался вырвать повод из рук конюха. Ремни тут же властно перехватил Деймон, заглянул животному в глаза, что-то шепнул - и жеребец спокойно позволил младшему Сальваторе вскочить в седло.
- Не свалишься? - ехидно бросил ему в спину старший. - Отсутствие практики, так сказать...
- А тебе что за печаль? - окрысился, хоть и в шутку, Стефан. - Моя шея - хочу и ломаю!
Он ударил жеребца пятками и, низко пригнувшись к луке седла, галопом вылетел из конюшни. Вороной Деймона с места рванулся следом. В седло Сальваторе-старший запрыгивал уже на ходу.
Они неслись по усыпаной мелким желтым гравием дорожке, едва успевая уклоняться от ветвей окружавших ее ясеней, белых и желтых акаций, так и норовивших хлестнуть по лицу. Это была такая упоительная скачка! Как в далекой-далекой, человеческой еще юности...
Ясеневая роща кончилась, дорога сквозь виноградник вывела их на холм - и Стефан с изумлением придержал коня.
- Охренеть, - услышал, поравнявшись с братом, Деймон.
Первый раз увидев эту оливковую рощу, он испытал похожие чувства.
- Некоторым деревьям в ней не одна сотня лет, - со странной гордостью произнес Деймон.
- Как-то не замечал за тобой раньше любви к сельскому хозяйству, - фыркнул Стефан, после чего ему пришлось успокаивать свою лошадь, попытавшуюся встать на дыбы.
- Я люблю не сельское хозяйство, а лишь некоторые его плоды. Вот смотри, - Деймон направил вороного прямо на куст винограда, чья лоза была щедро усыпана гроздьями спелых, отливавших на солнце темным гранатом ягод, тонкая кожица которых была словно подернута туманом. - Это Черная Мальвазия - слышал о такой? Вино из легенд. А там - Каберне-Совиньон и Санджовезе (ты ведь любишь кьянти?)... А вот это Неббиоло - не верь тем, кто говорит, что в Тоскане эта лоза не плодоносит! Из него делают самое великое вино Италии, Бароло и Барабареско, хотя его запас у меня в погребе совсем небольшой. Но нам с тобой на пару вечеров, думаю, хватит.
- Я видел твой погреб сегодня утром, - усмехнулся Стефан. - Там вина не на пару вечеров, а на пару жизней.
- Человеческих - может быть, - легко согласился Деймон, трогая коня шенкелем. - На наши с тобой - вряд ли. Возвращаемся?
* * *
Гостиная на вилле Пандольфини чем-то неуловимо напоминала старый особняк Сальваторе в Вирджинии. Похожий камин. Гобелены и портреты работы старых мастеров на стенах. Дубовые панели. Книжные полки, уходящие под высокий сводчатый потолок.
Тихое потрескивание поленьев в камине, книжный запах, отблески пламени на тонком хрустале изящных бокалов, темные рубиново-гранатовые с оранжевым оттенком высверки пригубляемого вина... Аромат уникального бароло 25-летней выдержки - запахи смолы, трюфелей, фиалок, увядающих роз, благовоний, изюма, малины... Деймон не соврал - это великое вино.
Тишина. Разговор без слов, одними глазами, потому что после 150 лет запутанной, безумной, болезненной ненависти-любви - кому нужны слова? Они иногда просто мешают...
Они сидели друг против друга, потягивали вино и молчали. И в этом молчании Стефан слышал все то, что мечтал услышать.

Когда ночью дверь в его спальню, скрипнув, отворилась, и постель мягко просела под тяжестью второго тела, он не удивился.
Только едва слышно спросил:
- Дей... Зачем ты все это затеял?
- Ты не понравился мне в роли монаха. Я бы предпочел видеть тебя на сцене с гитарой. Да-да, я был в Вудстоке в 69-м и слышал тебя с "Благодарными мертвецами"* - кстати, название не ты придумал?
Едва слышный смешок.
- Ну я. Но ты не ответил на мой вопрос...
- Ну тебя, Стеф! Можно подумать, ты сам не знаешь...
Он не стал спорить и настаивать, просто поймал ладонь брата в свои и провалился в сон.
Когда ночью он заерзал, меняя положение тела, обнимавшие его руки сомкнулись теснее, и Деймон пробормотал, не просыпаясь:
- Спи, Стефано. Я люблю тебя.

______________________
* Касири (Casiri) - издатель каталога библиотеки Эскуриала - Bibliotheca arabiсо-hispanica (Мадрид, 1760 - 1770)
Гуадаррама - гора, на южном склоне которой стоит Эскуриал.
Карл V Габсбург - последний Император Священной Римской империи, король Германии и Испании (Кастилии и Арагона).
Grateful Dead (дословно: Благодарные мертвецы) — американская рок-группа с фронтменом Джерри Гарсией, основанная в 1965 году в Сан-Франциско. После выступления на фестивале Вудсток (1969) группа заняла важное место в американской музыкальной контр-культуре. Grateful Dead известны по уникальному и эклектичному стилю их песен, включающем в себя элементы жанров рок, фолк, блюграсс, блюз, кантри, джаз, психоделический рок и госпел, а также по длительным импровизациям на концертах.

@настроение: Хочется дарить прекрасное

@темы: Art, Damon/Alaric, Damon/Stefan, Fic, R

Комментарии
2011-11-25 в 19:34 

alisa. [DELETED user] [DELETED user] [DELETED user]
Это какая битва? Эммм а хде можно фики почитать? Я всё пропустила))

2011-11-25 в 19:48 

Юконда
“A hug is worth a thousand words. A friend is worth more.” "Obligation kills sincerity. If you want sincerity remove the obligation"."раньше были хиппи, теперь - слешеры. плюют на всё и правят всеми." (с)
ja., смешная ты. :buddy: Ты и читала, и даже кажется голосовала.
Но на всякий случай тут:
www.diary.ru/~fandom-kombat/?tag=4165076

2011-11-25 в 19:53 

alisa. [DELETED user] [DELETED user] [DELETED user]
Шикарный текст! Я щаз заплачу(((

2011-11-25 в 19:54 

alisa. [DELETED user] [DELETED user] [DELETED user]
Юконда, Я думала новая битва уже))

2011-11-25 в 20:02 

Юконда
“A hug is worth a thousand words. A friend is worth more.” "Obligation kills sincerity. If you want sincerity remove the obligation"."раньше были хиппи, теперь - слешеры. плюют на всё и правят всеми." (с)
ja., наш кэп и на этой-то чуть не пал смертью храбрых, а ты уже следующую хочешь?!:lol:

2011-11-25 в 20:05 

Shun
Ecco qui che l'ha trovata, tutta bella incipriata con le scarpe di cioccolata, Colombina vuol ballar / Chinaline
Юконда,
Солнце, это охуенно. Меня просто по всем кинкам погладили. И еще раз погладили. И еще. На Флоренции я был готов зарыдать, потому что, да, это идеальная оправа для братьев.
И они у тебя охуенные, а Аларика даже жаль, хотя, конечно, пусть женится на Елене. Но сожалеть будет все равно.
И главное, они вместе. Это самое-самое главное.
У меня просто слов нет.
Спасибо тебе еще раз :heart::heart::heart::heart::heart::heart:

2011-11-25 в 20:16 

alisa. [DELETED user] [DELETED user] [DELETED user]
Какие же у них болезненные отношения, я так боюсь за них как будто они реальны и живут с нами где-то рядом в параллельном мире((
Уберите от них всех, оставте их вдвоем((( Я щаз точно буду плакать :weep::weep::weep:

2011-11-25 в 20:45 

Юконда
“A hug is worth a thousand words. A friend is worth more.” "Obligation kills sincerity. If you want sincerity remove the obligation"."раньше были хиппи, теперь - слешеры. плюют на всё и правят всеми." (с)
ja., :pity: не плакай. Они дураки конечно, но все-таки не безнадежны - они все преодолеют и у них все-все получится. "И жили они долго и счастливо, и никто из них не умер".
Shun Izaki, и ты не рыдай. Это же подарок - разве от подарков плачут? (Я рада, что понравилось)
А Аларик кстати поступил благородно. Не надо его жалеть. Он сильный, он справится.

2011-11-25 в 20:51 

Shun
Ecco qui che l'ha trovata, tutta bella incipriata con le scarpe di cioccolata, Colombina vuol ballar / Chinaline
Юконда,
От счастья - плачут!

Да я понимаю, что благородно и я Аларика не жалею, но грустно за него.

2011-11-25 в 21:16 

Юконда
“A hug is worth a thousand words. A friend is worth more.” "Obligation kills sincerity. If you want sincerity remove the obligation"."раньше были хиппи, теперь - слешеры. плюют на всё и правят всеми." (с)
Shun Izaki, и я Аларика не жалею, но грустно за него. - у Аларика-человека нет будущего рядом с Деймоном, а Аларик, согласившийся стать вампиром, будет вопиющий ООС. Он ведь взрослый и он умеет выбирать мозгами. Остаться человеком и жить ради человеков - это его выбор, выбор сильного и надежного мужчины. И этот выбор правильный.
А мальчики... Они не будут отсвечивать в Мистик Фоллз, но будут охранять тех, кого любят, издали. Я в них верю.:cheek:

2011-11-25 в 21:21 

Shun
Ecco qui che l'ha trovata, tutta bella incipriata con le scarpe di cioccolata, Colombina vuol ballar / Chinaline
Юконда,
Да, я все понимаю. Это так, иррационально

2011-11-25 в 21:42 

extraterrestrial
all I do is follow, just follow this hollow you around
боже, и я еще собиралась отложить его назавтра!..
:heart: мне так сумасшедше понравилось
а атмосфера в итальянском особняке - она идеальна и особенно любима мною: "Тихое потрескивание поленьев в камине, книжный запах, отблески пламени на тонком хрустале изящных бокалов, темные рубиново-гранатовые с оранжевым оттенком высверки пригубляемого вина..."
мммм

2011-11-25 в 21:50 

Юконда
“A hug is worth a thousand words. A friend is worth more.” "Obligation kills sincerity. If you want sincerity remove the obligation"."раньше были хиппи, теперь - слешеры. плюют на всё и правят всеми." (с)
extraterrestrial, мне нравится, когда вам всем нравится. Спасибо.:sunny:

2011-11-25 в 22:01 

django
Мы с тобой на двоих часто курим одну сигарету (ц)
А я надеюсь, что нам не придется снова пройти через подобную битву, чтобы читать такие истории))) :laugh:
Дорогие авторы, балуйте нас почаще!
меня здесь совершенно покорил Дэймон на вертолете. Вот такой боевой Дэймон мне нравится.
Стефан поразил новыми глубокими чертами своего характера. Ему должна была пойти сутана. Аларик со своей правдой очень человечный. Он вдоволь погулял в компании Дэймона на свою человеческую жизнь. Дальше у него своя дорога.
Совершенно захватывают стремительный приключения героев. И конечно вкусные описания, в которых кажется можно пожить.

2011-11-25 в 23:39 

VikaDark
Наеби пространственно-временной континуум во имя Луны и зомби-апокалипсиса.
^^ Это было замуррчательно)))

Они дураки конечно, но все-таки не безнадежны - они все преодолеют и у них все-все получится. Вот это точно, тем более у них впереди - вечность.
Эх, жалко, что в сериале нам такого точно не дадут((

2011-11-25 в 23:49 

Юконда
“A hug is worth a thousand words. A friend is worth more.” "Obligation kills sincerity. If you want sincerity remove the obligation"."раньше были хиппи, теперь - слешеры. плюют на всё и правят всеми." (с)
django, меня здесь совершенно покорил Дэймон на вертолете. - на мое ИМХО ему очень идет "кобра".;-) А мне он еще понравился, на ходу вскакивающим на коня. Да вообще - понравился! А на вилле Пандольфини я бы пожить не отказалась, да.:yes:
VikaDark, ну не дадут так не дадут - мы сами себе дадим!:super:

2011-11-28 в 10:32 

reda_79
Люби меня меньше, но люби меня долго (с) Мы выбираем, нас выбирают (с)
Юконда, спасибо за такой теплый фик :red:

     

By the Light of the Moon

главная