Il Ludo
What are we, twelve?
Название: Мальчишник
Автор: veliri
Беты: Angstsourie и Domino69
Форма: мини (~1 384 слов)
Персонажи: Деймон, Аларик
Категория: джен
Жанр: экшн
Рейтинг: R
Краткое содержание: поиски Стефана только начинаются
Примечание: после конца 2 сезона

— Ты уверен, что это хорошая идея?
Звучит, словно в каком-то дешёвом фильме, но Аларика это не беспокоит. Он пристально смотрит на Деймона, и тот только пожимает плечами в ответ:
— А тебя никто и не заставляет ехать со мной.
Аларик мысленно считает до десяти и продолжает проверять снаряжение, укладывая его в сумку.

На рассвете они покидают Мистик Фоллс.

* * *

Аларик думает, что упрямство — одно из основных качеств Деймона, и нельзя сказать, положительное оно или отрицательное. Сам Аларик склоняется ко второму варианту, и он точно уверяется в этом, когда Деймон, одержимый поисками брата, говорит:
— Нам нужны оборотни.
И добавляет:
— Клаус — грёбаный гибрид, наполовину оборотень, и эти блохастые шавки должны знать хоть что-то, что нам поможет.
Аларик думает, что это по меньшей мере безрассудно — охотиться на оборотней, чей укус смертелен, не зная при этом, будет ли от них какой-либо толк. Но он молчит, потому что Деймон серьёзен и сосредоточен, у него плотно сжатые губы, а глаза кажутся тёмно-серыми, как грозовые тучи.

Им нужно с чего-то начать, и Деймон перерывает библиотеку Сальваторе, а Аларик перечитывает дневники Гилберта. Им нужна хоть какая-то зацепка, чтобы понять, где могут обитать оборотни, почти истреблённые вампирами. Деймону везёт первым, и им остаётся только быстро собраться, придумать сказочку для Елены, чтобы та не увязалась за ними, а потом уехать рано утром, держа курс на Иллинойс.

Кажется, у них действительно есть шанс поближе познакомиться с одним из древних родов.

* * *

— Говори! — Деймон медленно выходит из себя, то и дело срываясь на рычание. Девчонка-оборотень смотрит на него с ужасом, и уже даже не плачет, просто беззвучно трясётся и продолжает повторять:
— Я не знаю, не знаю! Я, правда, ничего не знаю!
Деймон не верит.
Волчий аконит в его руках сейчас является орудием истины.
Когда Деймон прикладывает его к щеке девушки, кожа начинает шипеть и обугливаться, следом поддаётся плоть, пахнет горелым мясом.
Аларик морщится, не в силах отвести взгляд.

Деймон пытает оборотня уже больше часа. В основном спрашивает о Клаусе, и девчонка только лихорадочно мотает головой. Скорее всего, она действительно не видела Клауса и не слышала о нём. Но Деймону плевать на это, ярость разгорается в нём и хлещет через край. Он раз за разом прикладывает веточку аконита к лицу своей жертвы, наблюдая, как уродуют нежную кожу ожоги, как плещется страх в её глазах, слушает, как она кричит и просит его перестать.
Аларик думает, что Деймон никогда не был садистом, и пытка ради пытки — не его метод.
Он осторожно говорит:
— Деймон... — и вампир прижигает его взглядом не хуже, чем аконит волчью плоть. — Довольно. Она действительно ничего не знает. Давай найдём кого-нибудь другого.
— Заткнись, Рик, — глаза у Деймона страшные, тёмные и мутные, точно два болота. Но он опускает зажатый в ладонь волчий аконит, и Аларик выдыхает. Послушал. Взял себя в руки.
Деймон кусает губы, явно прикидывая, что дальше, и Аларик может угадать, что у него в мыслях. Нужно найти ещё какого-нибудь оборотня, в этот раз постарше и поумнее, а не руководствоваться принципом "кого легче будет поймать и расколоть". Эта девчонка совсем не знает древних легенд, которые могли бы подсказать, существует ли оружие против Клауса.
Аларик почти уверен, что именно об этом сейчас думает Деймон, потому что в его голове те же самые мысли.

Но прежде чем хоть один из них успевает озвучить то, о чём думает, хлипкая дверь слетает с петель, и остаётся только пожалеть, что они не остановились в более дорогом мотеле, где та уцелела бы после яростного пинка.

Трое ворвавшихся явно знают, куда и зачем пришли. Аларик успевает увидеть облегчение на лице девушки и даже, кажется, слышит хруст собственных шейных позвонков, прежде чем окунается в темноту.

... приходить в себя после смерти всегда не очень приятно, и он только радуется, что память с каждым разом возвращается всё быстрее. У Аларика получается не выдать себя, и он осторожно открывает глаза.
Грёбаное дежа вю, думает Аларик, как только ему удаётся оценить обстановку. Деймон привязан к стулу, а вокруг него толпятся, вне всяких сомнений, оборотни. Так уже было, когда похожая компания ворвалась в особняк Сальваторе.
Наверное, Деймон думает о том же. Его голос звучит насмешливо, умело маскирует боль. Аларик знает это, потому что уже слышал эти нарочито дерзкие интонации.
— ...не вижу смысла. Вашу подружку я пытал, чтобы получить информацию. Вам от меня ничего не нужно, разве что отомстить? Но так и я, можно сказать, сводил счёты...

Аларик медленно, почти незаметно передвигается так, чтобы можно было получше видеть Деймона. В этот раз на нём нет ошейника, зато есть верёвки, и Аларик готов поспорить, что они пропитаны вербеной: в комнате пахнет палёным мясом.
— Я знаю, кто ты, — незнакомый голос сочится ненавистью. — Ты убил Мэйсона, по твоей вине погибли и другие. Нас так мало, ублюдок, что мы всегда узнаём, когда кто-то погибает!
Говорящий вскидывает руку с зажатой в ней склянкой и выплескивает содержимое Деймону в лицо, тот еле успевает закрыть глаза, а потом сдавленно рычит от боли. Аларик может поклясться, что слышит шипение, с которым обугливается кожа, видит, как она виснет лохмотьями. Красивое лицо вмиг превращается в кусок мяса. Деймон улыбается окровавленными губами:
— Эй, может, решим дело миром, а? Разорвём этот порочный круг, когда сперва я пытаю, затем меня пытают, и так до бесконечности...
Ему не дают продолжить. Другой оборотень без особого размаха всаживает деревянный кол Деймону в бедро, и тот вновь рычит, изо всех сил сдерживая крик.
— Ты сдохнешь, тварь, — ещё один полный ненависти голос. — И смерть твоя не будет лёгкой.

Аларик закрывает глаза и прикидывает, надолго ли хватит запала у мстителей, а так же что он может сделать сейчас — один против троих, к тому же чертовски сильных парней. Но закрытые глаза не уберегают его от звуков: вот свист рассечённого воздуха, тупой удар, и следом короткий вскрик, всё-таки срывающийся с губ, и шипение, с которым вербена разъедает кожу не хуже кислоты. Деймон уже не пытается заболтать своих мучителей. Аларик подозревает, что тому приходилось переживать вещи и похуже, но это не повод сейчас бездействовать. Он лихорадочно перебирает в голове варианты их спасения. Но, кажется, они попали в ситуацию, из которой выход только один. На тот свет.
Зато он есть, горько усмехается Аларик. Выход есть.

— Что там, снаружи? — вдруг напрягается один из оборотней. — Мне что-то послышалось. Идите, проверьте. Неужели у нас ещё гости?
Двое без слов покидают номер, прикрыв за собой дверь, и да, это шанс.
Аларик вскакивает молниеносно, тратит секунду, чтобы поймать равновесие и выхватить из кармана дротик, на этот раз не с вербеной, а с волчьим аконитом. Оборотень не ожидает атаки, поэтому падает на колени, корчась от боли, а Аларик оказывается рядом, сворачивая ему шею.

— Наконец-то, я думал, что им удастся запытать меня до смерти, — шипит Деймон, и сейчас не время пререкаться, но позже, когда они будут в безопасности, Аларик обязательно выскажет ему всё, что думает. А пока он торопливо развязывает верёвки, и Деймон опять шипит, выдирая израненные запястья из вербеновых пут, хватает их вещи — как хорошо, что они не распаковывали сумки! — и толкает Аларика в сторону окна:
— Уходим, быстро!

Они успевают.
Аларик, вылезающий последним, слышит звук открывающейся двери и голос: "ничего особенного, разборки между постояльцами...", а потом Деймон тянет его за собой, к машине.
Деймон гонит так, будто сама смерть у них на хвосте.
Впрочем, это высказывание недалеко от истины.

Только оказавшись за несколько километров от злополучного мотеля, оба наконец спокойно выдыхают.

* * *

— Они хоть знают, сколько стоят эти брюки? — Деймон разглядывает дырявую и окровавленную тряпку, бывшую когда-то модными дизайнерскими штанами. Аларик подавляет желание заехать ему по морде.
— И никакой благодарности, да, Деймон? — интересуется он.
— За что, Рик? За то, что ты наблюдал, как эти выродки пытались нашпиговать меня деревянными кольями? — Деймон вскидывает брови. — Хотя ты всё-таки успел вовремя.
Аларик тяжело вздыхает. Это — максимум, чего можно добиться от Деймона, который скорее откусит себе язык, чем скажет простое "спасибо". Даже если речь идёт о его собственной шкуре.
— Я не понял только, куда делась девчонка. Очнулся, а её уже нет, — вспоминает вдруг Аларик.
— Свалила сразу же, как только добрые соплеменники отвязали её от стула. Но важно не это. Мы так ничего и не узнали! — Деймон хмурится. — У нас по-прежнему ничего нет, никакого оружия против Клауса. Мы должны попробовать ещё раз.
И Деймон пытливо смотрит на Аларика, будто спрашивая: ну что, ты всё ещё со мной?
— Только в этот раз план буду составлять я, — усмехается Аларик, салютуя вампиру бокалом. — И он не будет включать ни пыток, ни побегов через окно.
— Узнаю старину Рика, готов на все, только бы обрубить всё веселье на корню, — морщится Деймон.

Но в этот раз в его глазах видна — Аларик уверен — самая настоящая благодарность.

Название: Монстр в городе
Автор: Shun Izaki (основной ник - Dean Winchester.)
Беты: Angstsourie и Domino69
Форма: мини (~1270 слов)
Персонажи: Деймон Сальваторе, ОЖП
Категория: джен
Жанр: хоррор
Рейтинг: от R до NC-17 (за кровь-кишки)
Краткое содержание: В тот момент, когда Деймон решил остановиться в захолустном городке, он еще не знал, с кем ему придется там познакомиться.
Примечание: до начала первого сезона



Первым делом Деймон избавился от мобильника. Просто выкинул в придорожную пыль где-то посередине Небраски. Он все равно не собирался возвращаться в Вегас в ближайшее время. К тому времени, когда он соскучится по этому городу, все, кто знал его номер, уже будут мертвы или в старческом маразме. Потом Деймон потратил целых пять минут, уговаривая владелицу старенького, но ухоженного «мустанга», что ему её машина нужна гораздо больше. Вампирские чары, как обычно, добавили его взгляду особую убедительность.
Ему надоели большие города с их вечным шумом, ярко освещенными улицами и наркотиками, щедро растворенными в крови, поэтому стоило Деймону завидеть указатель с надписью “Lostgirls”, он, не раздумывая, свернул с трассы. Он не имел права проехать мимо места, где ему обещали «потерянных девочек».
Как Деймон и думал, город оказался маленьким, сонным, с ощутимым запахом яблочного пирога, витавшим над единственной забегаловкой. В кармане у Деймона завалялась всего пара долларов, но большинство вампиров не нуждалось в счете в швейцарском банке. Всегда находились люди, готовые поделиться лишними деньгами. Или не совсем лишними. Впрочем, ему было наплевать.
Он снял номер в мотеле, где оказался единственным постояльцем. Скорее всего, именно поэтому хозяйка вилась вокруг него назойливой мухой, даже гипнотизировать не надо было. Деймон с трудом отделался от желания заставить её замолчать навсегда, но если он собирался остаться в городе больше, чем на пару часов, не стоило привлекать ненужного внимания.
Номер оказался маленьким, грязным, с мебелью, которая помнила еще первых переселенцев. Проблема маленьких городов – ешь, что дают, выбора все равно нет. Деймон не особо возражал. За сто с лишним лет он видал места и похуже.
Он вытянулся на скрипучей кровати и недовольно поморщился. Матрац ощутимо отдавал запахом чужого пота и спермы. Что ж, у обоняния вампиров есть свои недостатки.
Деймон поневоле вспомнил хозяйку – пожилую индианку в засаленном платье. О словах «чистота» и «уборка» она, может быть, и слышала, но давно забыла их значения. Ей повезло, что в городе больше негде было остановиться.
Несколько простых правил охоты – не ешь там, где живешь; не задерживайся на одном месте; пользуйся тем, что люди в тебя не верят. Иногда Деймон всерьез подумывал написать книгу «Все, что вы хотели знать о вампирах, только кто вам расскажет». Детишкам нравились такие истории. Прекрасные создания ночи – таинственные и печальные. Печальные, ну конечно. Безжалостные хищники было бы вернее. Идиотов вроде его брата среди вампиров почти не встречалось. Большинство не просто умели – любили убивать. Можно пробраться в банк крови или в больницу, только что хорошего в холодной жидкости из пакетика? То же самое, что быстрорастворимая лапша. Не умереть с голоду поможет, но обед из дорогого ресторана не заменит.
Кстати, об обеде. Деймон был голоден.
Вечером он выскользнул из мотеля, сделав все, чтобы не попасться на глаза хозяйке. Очередного сеанса бессмысленной болтовни его мозг просто бы не выдержал. На часах было всего десять, детское время, но улицы словно вымерли. Даже фонари не горели. Только ветер громко шуршал пластиковым пакетом, да где-то очень далеко тонко и жалобно выла собака. На секунду Деймон подумал, что он попал в фильм ужасов. В очень-очень плохой фильм ужасов. Инстинкт самосохранения взревел пожарной системой: «беги отсюда, хватай ключи и сматывайся, тут плохое место». Но Деймон с этим инстинктом не дружил, у них с детства сложилась взаимная неприязнь.
Собака громко взвизгнула, словно ей наступили на хвост, и умолкла, ветер загнал пакет куда-то в угол, и над всем городом повисла давящая тишина. «Мертвое место, ни одного живого на мили вокруг, не на кого охотиться», - не успокаивался внутренний голос. Он в очередной раз послал голос нахуй, продолжая прислушиваться. Деймон знал, что люди в этом городе были живы, просто попрятались по домам, наглухо зашторив окна. Они были живы, и они смертельно боялись, так что буквально писались в свои кроватки.
Этот фильм ужасов определенно снимали не про вампиров. Никто не будет пугать потенциальный обед, если не хочет остаться голодным.
Самым мудрым решением было бы убраться из города, забыв все, как неудачный сон. Но при рождении Деймону матушка природа забыла положить мудрость, зато любопытства отсыпала с лихвою. Он остался. В конце концов, поздний ужин всегда можно заменить ранним завтраком.
На второй день Деймон заметил, что жители стараются обходить стороной полуразрушенный дом на окраине города. Тот словно сошел с иллюстрации к романам По или Лавкрафта. Мрачный, с почерневшими от времени стенами и провалившейся крышей. На Деймона дом навевал скорее скуку, чем страх, слишком уж картинно выглядел. Посмотрите, какой страшный дом, здесь точно живет бука, но он не мог отрицать, что атмосфера вокруг этого места точно была какая-то нездоровая. Слишком тихо, слишком холодно, даже в летний полдень. К дому стоило присмотреться внимательнее.
На четвертый день Деймон начал чувствовать себя неуютно. Словно кто-то или что-то внимательно следило за каждым его движением, и взгляд был совсем недобрый. Этому не нравились конкуренты. Два монстра в городе редко уживаются вместе.
Еще через неделю он действительно был готов сбежать, лишь бы избавиться от ощущения, что он букашка под микроскопом, причем его изучают, чтобы найти уязвимые места и убить. С максимальной жестокостью. Одна проблема – Деймон не привык отступать. Кроме того была эта блондинка из книжного…Она так нежно ему улыбалась каждый раз, когда он заходил в её магазинчик, битком набитый рассыпающимися в руках фолиантами и бездарными картинами, при одном взгляде на которые хотелось убежать с криками. Вряд ли торговля у нее шла успешно, по крайней мере, не лучше, чем дела хозяйки гостиницы. В блондинке не было ничего от Кэтрин. Наверное, это ему и нравилось.
Деймон бы попробовал перевести их отношения в более интимную плоскость, если бы не невидимый наблюдатель. Ему никогда не нравилось домашнее порно. Так что он даже имени девушки не спросил.

Они сидели на лужайке перед домом, взявшись за руки. Блондинка из книжного и незнакомый Деймону рыжий парнишка. Он был уверен, что успел выучить наизусть всех обитателей городка, но вовсе не незнакомец заставил его насторожиться. Ни разу никто не подходил к дому настолько близко. Парочка болтала о чем-то своем, украдкой целовалась – просто идиллическая картинка, если бы не мертвенная, зловещая тишина вокруг.
Внутренний голос Деймона просто взвыл, когда они в обнимку пошли к дому. Ничего необычного, просто решили потрахаться тайком, но голос кричал, вопил и требовал бежать, бежать куда глаза глядят. Послушай свой внутренний голос и сделай наоборот. Деймон тенью скользнул за порог, благословляя вампирские бонусы. Приглашение в этот дом ему не потребовалось.
Дикий животный крик раздался откуда-то сверху, заставив Деймона замереть на мгновение. Пожалуй, впервые, за последние лет семьдесят ему стало страшно.
Он стремительно рванулся по лестнице, но все равно опоздал.
Если поначалу это был плохой фильм ужасов, то теперь Деймону показалось, что он угодил в один из японских мультиков, что так нравились одной из его подружек, пока она была жива. Мультик был про девушек, стремительно превращающихся в монстров. От изящной блондинки остался разве что клок светлых волос на полу. Руки удлинились раза в два, тело неестественно раздулось и выросло, покрывшись чешуей, а когтям мог бы позавидовать Эдвард Руки-ножницы. Она лязгнула зубами и одним движением вспорола парнишке живот, вываливая на пол кишки. Он был еще жив, еще пытался орать, звать на помощь, когда бывшая блондинка с довольным урчанием запустила морду в его внутренности. Парень дернулся и обмяк, после того как тварь выдрала у него кусок печени и сожрала, громко причмокивая. Деймона замутило.
Внезапно она подняла голову и посмотрела прямо ему в глаза.
- Ты не уйдешь отсюда живым, - странно было слышать мелодичный голос из перекошенной, измазанной кровью и требухой пасти.
- Солнышко, кто сказал тебе, что я жив?
Деймон инстинктивно знал, что это его единственный шанс застать её врасплох. Он прыгнул, вцепляясь клыками в шею твари, разрывая сонную артерию, вырывая куски мяса из дряблого тела. По пищеводу потекла холодная, отдающая гнилью кровь, и его чуть не вырвало, но он продолжал сжимать клыки, пока наконец бывшая блондинка не рухнула на пол, уставившись в потолок мутным глазом.
Деймон брезгливо отер ладонью рот и переступил через тело твари, направляясь к выходу. Ему хотелось сжечь этот дом, а, может быть, и весь город заодно. Хотелось кого-нибудь убить, чтобы избавиться от отвратительного привкуса гнилой крови. Теперь, когда он остался единственным монстром в городе, он мог себе это позволить. И Деймон не собирался себе отказывать.

@темы: Канон, R, Fic, Damon/Alaric