20:31 

Трофе ФБ, мини, рейтинг R

Il Ludo
What are we, twelve?
Diaries. Часть 1
Название: Самое темное время суток
Автор: veliri
Бета: Dean Winchester.
Форма: мини (~856 слов)
Пейринг: Деймон/Елена
Категория: гет
Жанр: ангст, pwp
Рейтинг: R
Краткое содержание: бывают ночи, о которых лучше забыть
Примечание: после конца 2 сезона

Деймон не знал, кого ненавидит больше: Стефана, который совершил это глупое самопожертвование? Клауса, отвратительного ублюдка, забравшего у него брата? Ненависть текла в Деймоне вместе с донорской кровью и жгла не хуже вербены.
Но самым страшным были глаза Елены. Деймон знал: пройдет немного времени, и Елена возьмет себя в руки и сделает все, чтобы найти его брата. Но в первые дни после исчезновения Стефана Елена смотрела безжизненно, равнодушно, и у Деймона не получалось её встряхнуть.

А ночами она плакала, кусая подушку, чтобы заглушить рвущиеся рыдания. Вот только Деймон, променявший сон на старый добрый бурбон, всё равно слышал. И лишь бессильно стискивал кулаки, не зная, имеет ли он право её утешать.
В конце концов, уход Стефана — его и только его вина.

На третью ночь Деймон не выдержал.

Дверь в комнату Стефана, где сейчас жила Елена, открылась с лёгкостью. Сама девушка лежала на животе, уткнувшись в подушку, и Деймон видел, как вздрагивают её плечи. Он аккуратно сел рядом, и она замерла, судорожно вздохнула, а потом повернулась к нему лицом. Даже в темноте Деймон видел, как покраснели её глаза и припухли искусанные губы.
— Деймон... — выдохнула Елена, но он прижал палец к её губам, вынуждая молчать, и осторожно прилег рядом, обнимая её.
— Что ты... — ещё одна попытка, и Деймон закатил глаза:
— Я же попросил, заткнись, — негромко заявил он, устраивая её голову на своём плече. Ине видел, как против воли Елена почти улыбнулась. Почти.

Тёплое тело в его руках перестало вздрагивать, Елена повернулась удобнее, уткнувшись носом Деймону в плечо и положив ладонь ему на грудь. Деймон уже хотел поколдовать над её сном, но Елена вдруг подняла голову и встретилась с ним взглядом.
— Спасибо, — шепнула она.

И Деймон не удержался, склонился к Елене и легко поцеловал, так же, как это сделала она сама, когда он умирал. Лёгкое, невесомое прикосновение.
Он не ждал, что Елена ответит на поцелуй.
Она как-то болезненно всхлипнула и обхватила его руками за шею, притягивая ближе. Деймон даже успел подумать, что это, наверное, неправильно. Но он не из тех, кто долго заморачивается, задаваясь морально-этическими вопросами.
В его руках выгибалась девушка, которую он любил, и она сама целовала его, путаясь пальцами в волосах. Этого было более чем достаточно, чтобы Деймон разрешил себе не думать. Вообще ни о чём.

Губы, шея, грудь, спуститься ещё ниже, добившись короткого стона. Деймон умел быть нежным, когда хотел. Он очерчивал языком ключицы, обводил языком напряжённые соски, оглаживал ладонями бёдра. Елена раздвинула ноги и обхватила ими его поясницу, притягивая ближе. Деймон хотел, чтобы всё было медленно, желал заставить происходящее длиться вечно — и в то же время не мог сдерживаться, словно боялся, что Елена в любой момент может передумать и оттолкнуть его.
Она стонала, когда он целовал её живот, затем ниже и ниже, дотронулся до внутренней поверхности бедра. Елена уже была влажной, чёрт возьми, она хотела его, и Деймон провёл языком, одновременно проникая в неё пальцами. Она вскрикнула, вскидывая бёдра, и он, воодушевлённый реакцией, быстрее задвигался в ней, сильнее нажал языком, заставляя стонать.
— Деймон, — её пальцы комкали простыни. Он знал, о чём просит Елена.

Деймон вошёл в девушку медленно, хотя хотелось ворваться рывком, подчиняя, беря то, что так давно хотел… Но он не мог так. Только не с Еленой. Он двигался в ней, всё быстрее и быстрее, а Елена запрокидывала голову, подставляя шею под поцелуи. Деймон чувствовал, как темнеют глаза и набухают вены на лице, он давно не хотел чужой крови настолько сильно, клыки выдвинулись, упрашивая прокусить тонкую кожу…

Елена под ним вскрикнула, зажмурившись, и крепко сжала его изнутри. Этого Деймону хватило, чтобы самому испытать оргазм — не сокрушительный, как обычно пишут в романах, нет, но Деймон не променял бы его ни на какой другой.
Елена наградила его сонным взглядом из-под полуопущенных ресниц и закрыла глаза. Её дыхание выровнялось, когда она провалилась в сон.

Деймон вылез из постели, подобрал рубашку и брюки — он смутно помнил, как снимал их. Осознание того, что он сейчас сделал, тяжёлым грузом опустилось на голову. Он понимал Елену. Ей было плохо и одиноко, а он оказался рядом. И чувства, которые девушка несомненно к нему, испытывала, пусть и не желая их признавать, послужили катализатором. Деймон не должен был поддаваться своему желанию.
Потому что Елена возненавидит его утром, как только вспомнит, что произошло.

Хотелось выпить, и Деймон не стал сдерживать свой порыв. Он пил прямо из бутылки, глядя в огонь, и решение, которое необходимо было принять, даже ему казалось отвратительным. Но либо так, либо никак, усмехнулся внутренний голос. Деймон хотел бы заткнуть его, но это было невозможно.
До рассвета оставалось совсем немного, и Деймон, решившись, вновь поднялся в спальню брата.
Елена спала, и сон её вряд ли был мирным. Он осторожно провёл кончиками пальцев по её лицу, коснулся губ, которые целовал совсем недавно.
И потряс девушку за плечо, заставляя проснуться.
Утром она поприветствовала его, как ни в чём не бывало, и отправилась на кухню — варить кофе, судя по долетевшему через некоторое время аромату. Деймон пошёл следом, привалился к дверному косяку, скрестив руки на груди:
— Как спалось?
— Замечательно, спасибо за заботу, — она фыркнула.
Деймон скользнул взглядом по её шее. Кулон лежал в его комнате, и он собирался вернуть его Елене. И сделает это, чуть позже: нельзя оставлять её без защиты.
В первую очередь от него самого.

Но как хорошо, что этой ночью вербена не помешала ей всё забыть.


Название: О грехах и сожалениях
Автор: Erynia,
Бета: Dean Winchester.
Форма: мини (~668)
Пейринг: Стефан/Деймон
Категория: слэш
Жанр: ангст
Рейтинг: R
Краткое содержание: говорят, после смерти отпускаются все грехи. Но как же сложно не наделать новых.
Примечание: финал второго сезона


Все это ложь.
Кажется, что присутствие Елены успокаивает, гасит боль и мучения, но все совсем наоборот. Тепло живой девушки напоминает о давней потере. И даже если Деймон думает, что умирает, захлебываясь сладкой густой кровью, то в жестокой, приглушенной временем и опытом реальности - это всего лишь один из этапов. Очередное испытание смертью, и выстоять Деймону помогает вовсе не испуганный взгляд притихшей Елены или нотки сочувствия в её голосе, а воспоминания о прошлом.

Или об одном из снов. Деймон сейчас ни в чем не уверен. Нельзя положиться на память, когда смерть тянется к нему липкими лапами.
Он все же находит хрупкое равновесие - между страданиями и покоем, болью и страстью. Не в заботливых прикосновениях Елены или холодном смехе Кэтрин. В своих страхах.

Деймону мерещится, что Стефан пьет, нетерпеливо стискивая пакет с кровью. Пьет, жадно облизывая губы, и тут же хватается за следующую упаковку. Пьет до обезумевшего взгляда и морщинок под глазами, до лопнувших капилляров и вздувшихся вен. Клаус ему аплодирует, целует в лоб, размазывая еще теплую жидкость по бледному, искаженному лицу Стефана, и усмехается. Теперь он предлагает не пакет с донорской кровью, а хрупкую девчонку, похожую на Елену, старшеклассницу с помутневшими от страха глазами и дрожащим голосом. Деймона трясет. Ему кажется, он чувствует, как зубы брата впиваются в беззащитную шею, как тело бьется в сильных руках, ногти царапают мертвую кожу в тщетной попытке вырваться. Кровь булькает в горле, словно это Деймон сейчас пьет из девушки, а потом улыбается перепачканным ртом, наполняя чашу грехов еще одним преступлением.

В забытьи ему чудится ухмылка Кэтрин и звон полупустой склянки. Когда непривычно безвкусные капли смачивают губы, разум постепенно возвращается, но перед тем, как умереть и воскреснуть, Деймон видит коленопреклоненного брата и довольного Клауса. А после ощущает прикосновения Стефана, сначала осторожные, затем более смелые, в чем-то даже... знающие.

Стефан смеется, заливисто и звонко, подцепляет ногтем пуговицу на его штанах. Дэймон утыкается лицом ему в шею, хватается за плечи, чтобы не упасть.

Ладонь, скользящая по груди, опускается вниз и уверенно сжимает твердый член. Мир перед глазами теряет четкость, а время больше не имеет значения. И это не их зовут, не их ищут слуги, потому что в гости пожаловала благородная леди.

Зубы грубо, до крови царапают кожу. Стефан хмурится, проводит языком по шее брата, слизывая выступившие капли.

Деймон вскрикивает от неожиданности и возбуждения. Он запускает пальцы в мягкие волосы, притягивает Стефана ближе, вжимаясь голой спиной в кору дерева. Потом сползает вдоль по стволу, обдирая кожу, и пару мгновений смотрит в голубое небо и на покачивающиеся над головой спелые яблоки.

Стефан гладит его бедра, затем неуверенно сжимает ягодицы. Брат все еще сомневается, боится, что их найдут… В этом укромном уголке, где никого нет, кроме них и майского ветра.

Два пальца внутри. Отрезвляющая на миг боль. Он задыхается от ощущений. От Стефана. Первые неуверенные движения, когда оба еще не знают, не понимают, что им делать. Деймон скребет пальцами по земле, кусает губы, когда Стефан накрывает ладонью его член, обводит подушечкой большого пальца головку. Непривычная ласка, почти нежность, так несвойственная обычно сдержанному Стефану.

Яркий свет полуденного солнца ослепляет на мгновение. И Деймон все же не выдерживает, срывается на крик, выплескиваясь на свой живот и грудь брата.

Тихий шепот у самого уха. Губы, мазнувшие по виску.

- Пошли, нас заждались.

И сразу же накатывает беспробудная темнота.
**
Сначала возвращаются звуки – мягкий голос Елены убаюкивает, как колыбельная матери в детстве. Деймон нехотя разлепляет веки, с удивлением смотрит вокруг, потом неуверенно касается чистой кожи на предплечье.
- Ты в порядке, - эхом звенит в голове. – Опасность миновала.
Он не может понять – Кэтрин говорит или Елена.
- Что?..
- Клаус любезно предоставил противоядие, - все же Кэтрин, по насмешке чувствуется.
- Значит, все?
- Все, - и добавляет. – Стефан.
В такие моменты, когда оказывается, что спасение пришло слишком дорогой ценой, хочется отказаться от чуда и вновь обречь себя на все круги Ада оптом. Во рту горечь от несказанных слов и воспоминания о том, что случилось в яблоневом саду. Он сжимает кулаки так, что слышится хруст костей.

У старшего Сальваторе на счету слишком много грехов, но, как известно, со смертью они отпускаются. Аминь, Деймон.

@темы: Канон, R, Fic, Damon/Stefan

URL
Комментарии
2011-12-15 в 20:25 

Ух))спасибо автору))))я за Делену и мне вдвойне приятнее чиатать было первый фанфик )))))

URL
     

By the Light of the Moon

главная